Что делать, если второй родитель не исполняет решения суда

Что делать, если второй родитель не исполняет решения суда

Те, кто делил детей в суде, знают, что получить решение в свою пользу вовсе не значит получить ребенка. Необходимо еще добиться, чтобы другая сторона решение исполнила — передала ребенка или не мешала с ним встречаться. За помощью родители идут в ближайший отдел судебных приставов. Там считают эти дела одними из сложных. Ведь ребенок — не вещь и его не перенесешь из одного дома в другой.

Что делать, если второй родитель не исполняет решения суда

Не добившись желаемого, родители винят законы, систему исполнения судебных решений и ее сотрудников. Что могут сделать сами мамы-папы, выясняет "РГ".

Отец матери не помощник

У Нины из Самарской области опускались руки. Больше года она не могла забрать сына у отца. Артем проиграл все суды, но мальчик по-прежнему жил с ним и его родителями. Маму пускали к шестилетнему сыну на короткое время.

Вместе с судебными приставами Нина несколько раз приходила в дом к бывшему мужу. "Будет решение в вашу пользу, будем его исполнять, — неоднократно говорили Артему приставы. — А сейчас, хотите или не хотите, но вы обязаны отдать ребенка матери".

Приставы приводили с собой психолога. Та напоминала отцу об экспертизе, подтвердившей страдания ребенка. Вызванные приставами сотрудники опеки грозились изъять мальчика и отправить в приют. "Помогите матери, скажите сыну, что он идет к маме", — упрашивали Артема официальные лица.

Отец не сопротивлялся, он только заботливо обнимал сына. "К нормальным матерям дети сами бегут, — привычно отвечал он. — Пусть забирает, я его не держу".

Сидя у папы на коленях, мальчик волчонком смотрел на мать. Артем опускал руки, показывая, что не держит его. Но сын еще сильнее хватался за папу. За целый год он наслушался от родных, что мать "украла диван и телевизор, а теперь явилась за ним".

Нина пыталась взять сына на руки, но он плакал и вырывался. Артем тут же заключал ребенка в свои объятия. Под детские вопли мать и сопровождающие каждый раз уходили ни с чем.

Недавно, проиграв очередной суд за ребенка, Артем неожиданно заявляет, что передаст сына добровольно. У матери появилась надежда. В назначенный час она с приставами ждет под окнами своей квартиры.

Но разыгрывается привычный сценарий. Папа крепко держит сына, папин адвокат указывает Нине: "Чтобы не травмировать психику ребенка, спросите, хочет ли он идти к вам". Снова Нина не выдерживает и пытается вырвать сына. Снова он надрывно кричит.

Но только в этот раз кто-то из людей в форме отводит руки отца, который, как обычно, пытается заслонить мальчишку. С орущим сыном Нина бросается к дому. Приставы не дают отцу догнать их. Артем требует прекратить насилие над ребенком и вызывает полицию. "Она законная мать, жалуйтесь", — говорит пристав, преграждая отцу вход в подъезд.

Уже в лифте сын перестал вопить и брыкаться, рассказывает Нина. Они зашли в квартиру, и тут Нина разревелась сама. "Мам, зачем ты меня украла?" — хмуро спросило чадо. Нина ответила, что умерла бы без него.

Пытаясь забрать ребенка от бывших, родители идут на поводу детских "не хочу", считает адвокат Татьяна Бренник. Она рассказала "РГ", о чем забывают мамы-папы.

— Ни в одном судебном решении не говорится, что оно должно быть исполнено в зависимости от желания ребенка, — напоминает Бренник. — Суд уже рассмотрел, насколько ребенок привязан к каждому из родителей, и учел его интересы. Поэтому если выигравший взрослый хватает и уносит орущего отпрыска, никто не имеет права его остановить. Оказавшись дома, уже можно вызывать любых психологов и улучшать отношения с ребенком.

Судебные приставы не умеют и не должны уметь уговаривать детей, разъясняет адвокат. Они могут только позвать на помощь опеку и психолога. Но если ребенок сопротивляется, то ни пристав, ни психолог, ни сотрудник опеки не имеют права брать его и уносить. А у родителя есть такое право.

— Однажды я сидела в очереди в отдел службы судебных приставов, — рассказывает адвокат Бренник. — Народу было много, и мы разговорились с сидящими рядом мамами. Одна из них пожаловалась, что бывший муж не отдавал дочку. Мама знала, в какой детсад ходит девочка. Мне достаточно было объяснить женщине, что никто не должен мешать ей войти в детское учреждение, как она побежала забирать дочь. Оказалось, еще несколько женщин пришли с похожими проблемами. Пришлось им тоже разъяснить их права. В результате в очереди вместо десяти человек передо мной осталось трое.

По другую сторону баррикады Текст: Ольга Локтионова

Если не отдают ребенка чаще всего отцы, то среди тех, кто мешает бывшим встречаться с ребенком, большинство — женщины.

Москвич Иван Титов рассказал "РГ", что уже более полугода не может увидеть свою пятилетнюю дочь. Девочка ходит в частный детсад, куда охрана не пускает отца. Администрация отговаривается тем, что договор с учреждением заключила мать, поэтому может диктовать свои условия. "В один из дней мы с друзьями перекрыли три выхода из садика, но нашелся четвертый. Мать с дочкой ускользнула. Я вызвал полицию, но они только развели руками", — рассказывает Титов.

Пока отец добился только того, что судебный пристав составил протокол о привлечении матери к административной ответственности. В ближайшее время его рассмотрит комиссия по делам несовершеннолетних. Женщине грозит штраф в две тысячи рублей. Но Титов сомневается, что ее вообще признают виновной.

Почему сложно наказать того, кто препятствует другому родителю встречаться с ребенком, объясняет адвокат Максимилиан Буров, представитель общественного движения "Права родителей":

— Кодекс об административных правонарушениях РФ действительно предусматривает штраф для тех, кто прячет ребенка от своих бывших. Однако единицы привлекаются по части 2 статьи 5.35 КоАП РФ. Приставы неохотно выписывают протоколы. Их крайне сложно раскачать, потому что они боятся жалоб на какие-то конкретные действия больше, чем жалоб на бездействие.

Даже если комиссия по делам несовершеннолетних признала родителя виновным и выписала штраф, его можно оспорить в суде, объясняет адвокат. Действительно, Семейный кодекс указывает, что родитель, с которым проживает ребенок, не должен препятствовать общению ребенка с другим родителем. Но с оговоркой — если такое общение не причиняет вред ребенку.

— Отдельно проживающему родителю, которому определен порядок общения с ребенком, еще придется доказывать в суде свою благонадежность, — отмечает адвокат Буров.

Не только у матери, но и у отца прав на детей больше, чем у представителей власти. Но реализовать свои права не так просто. Многим родителям приходится действовать по принципу: лучшая защита — это нападение. Главное, чтобы мамы-папы при этом помнили и о правах ребенка, основное из которых — жить в семье, а не на поле боя.

Статистика

Только каждый сотый родитель не стремится помешать второй половине видеть ребенка в определенные судом часы и дни. И лишь сорок процентов родителей добровольно передают другому ребенка, проиграв в суде.

Остальных родителей-должников представители этой службы регулярно навещают. Но и спустя месяцы половина решений остаются неисполненными.

Источник: rg.ru

0
comments powered by HyperComments