Архитектор Владимир Ревзин выпустил книгу о деревянной Москве

В продаже появилась книга известного архитектора Владимира Резвина «Москва деревянная: что осталось».

Это не сухой энциклопедический справочник, а истории о старых добрых знакомых. Будто Резвин научился разговаривать с домами, и те поведали ему о своих хозяевах, радостях и бедах.

"Я написал уже несколько книг о зданиях Москвы, и всегда получал упреки, что слишком много внимания уделяю архитектуре и почти ничего не пишу о людях, — рассказывает Владимир Александрович. — В новой книге я постарался исправить этот недостаток и рассказал о людях, которые в этих домах жили".

Листая книгу Резвина, можно "увидеть" настоящий сериал о знаменитых и не только жителях Москвы. Деревянный дом, если говорить терминами кино — "локация", — место, где разворачиваются драматические события.

Вот здание на Остоженке, "дом с белыми колоннами", ныне — музей Ивана Тургенева. Это здесь происходили действие рассказа "Муму", и прототип Герасима — немой дворник — где-то неподалеку спас щенка.

А вот менее известный дом, хотя с ним связан золотой век русской литературы. Погодинская изба больше похожа на сказочный терем. Когда-то была частью усадьбы славянофила, историка Михаила Погодина. У него гостили Пушкин, Тургенев, Вяземский, Островский, Лермонтов здесь читал "Мцыри" перед отъездом на Кавказ, а Гоголь и вовсе частенько жил у Погодина… Погодинская изба, бревенчатый сруб на каменном фундаменте, пережила и пожары Москвы, и бомбежку 1941 года, тогда как главный дом усадьбы под немецкими снарядами не устоял.

Есть в "Москве деревянной" история дома Палибина на улице Бурденко. Однажды друг-реставратор попросил Резвина срочно приехать в район Плющихи. Здесь они вошли в скромный деревянный особняк, где под толстым слоем штукатурки была живопись начала XIX века, букеты из ярких цветов, гирлянды фруктов, путти — перед ними были обои ручной работы. Не во дворце — в рядовом особняке. Тогда же в бывшем доме коллежского советника Палибина под "обоями" нашли уникальную изразцовую печь и документы начала позапрошлого века — счета, списки, письма. Небольшой дом стал настоящим кладом. Резвин с реставраторами трудились не один год, чтобы спасти особняк и сохранить настенную живопись.

Помимо особняка на Плющихе в Москве остается еще примерно 200 деревянных домов. Но и эти дома уходят, а вместе с ними уходит история старой Москвы. Москвич в третьем поколении, Владимир Резвин — один из немногих, кого такая ситуация не устраивает, и его книга — результат двухлетней работы — попытка обратить внимание на уходящую Москву , чтобы ее спасти.

Прямая речь

Владимир Резвин, архитектор, писатель:

Многие сегодня не понимают, зачем нужно сохранять деревянную Москву…

Владимир Резвин: Большинство деревянных домов не обследовано. И в этом главная проблема. В любом случае, какая бы судьба дом не ждала, его надо предварительно обследовать. И это частица истории нашего города, если мы говорим про старый город, что надо им гордиться, то надо, чтобы осталось в реальности то, чем гордиться.

И еще. Я думаю, никто не будет спорить, что человек, стоящий рядом с деревянным домом, испытывает определенные чувства, которые близки к чувству ностальгии, уже это одно важно.

В вашей книге представлен список из 150 уцелевших деревянных домов. Сколько из них нуждаются в реставрации?

Владимир Резвин: Они почти все нуждаются в поддерживающем ремонте. Непосредственно реставрации требуют, конечно, памятники архитектуры. Но не все деревянные дома — памятники, бывают рядовые — красивые, симпатичные, старые.

В преддверии Дня города, что бы вы могли им пожелать?

Владимир Резвин: Выжить!

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.