Убийственные ремарки Сталина разбросаны по всей рукописи учебника политэкономии

Убийственные ремарки Сталина разбросаны по всей рукописи учебника политэкономии

Убийственные ремарки вождя разбросаны по всей рукописи вузовского учебника политэкономии социализма

Документы и материалы из коллекции РГАСПИ, недавно опубликованные в книге "Сталинское экономическое наследство: планы и дискуссии 1947-1953 гг." (издательство "Политическая энциклопедия"), позволяют понять, как политическое руководство представляло себе парадигму постреволюционного экономического развития страны. Внимательно читая и редактируя главы вузовского учебника политэкономии социализма, Иосиф Сталин, выразив свое раздражение по поводу "базарно-популярного" тона повествования, сделал беспристрастный вывод: "Привыкли так лекции читать, тяп-ляп. Там вас слушают, но никто не критикует"1. На полях рукописи учебника часто встречаются замечания вождя: "Глупость", "Чепуха", "Чудаки", "Не то", "Ха-ха", "Болтовня", "Набор слов", "Ум за разум, "Хе-хе", "Тю"2.

Когда авторы учебника попытались апеллировать к его собственным указаниям, Хозяин ответил жестко: "Надо пойти дальше Сталина"3.

Убийственные ремарки Сталина разбросаны по всей рукописи учебника политэкономии

Мечта "графа" Шанкина

Историю о "графе" мне рассказал покойный тесть — фронтовик, гвардии полковник, главный научный сотрудник Института проблем управления РАН, доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Эдуард Анатольевич Трахтенгерц — один из создателей современной теории систем поддержки принятия решений. Полное название его части в конце Великой Отечественной войны, когда армии были уже возвращены погоны и гвардейское звание, звучало так: 23й гвардейский минометный Севастопольский Краснознаменный, орденов Богдана Хмельницкого II степени, Суворова III степени, Кутузова III степени и Александра Невского полк.

Полком командовал гвардии подполковник Тимофей Иванович Шанкин, воевавший с 22 июня 1941 года. В апреле 1945-го ему, уроженцу села Нижняя Липовка Сосновоборского района Пензенской области, исполнился 31 год. Грудь подполковника украшали семь орденов: три ордена Красного Знамени, орден Александра Невского и три ордена Отечественной войны I степени. Впрочем, его душа алкала иного. После Победы он признался офицерам полка:

"Как было бы хорошо, если бы товарищ Сталин, который уже восстановил в армии погоны и гвардейское звание, ввел бы еще в стране и звание графа. Представляете, как звучно бы это звучало — командир полка гвардии подполковник граф Шанкин?!"

После войны он продолжил служить в армии, стал полковником, удостоился еще трех орденов, хотя "его сиятельством графом Шанкиным" так и не стал. Но боевой офицер чутко уловил "дух времени". После победоносной Великой Отечественной войны вопрос о введении новых сословий уже не казался антисоветским.

Убийственные ремарки Сталина разбросаны по всей рукописи учебника политэкономии

1947 год. Победа революции

В Советском Союзе отсутствовали группы населения, чьи — приобретаемые от рождения! — права были бы четко закреплены в законодательстве. Однако начиная с 1930х годов наблюдалось отчетливое движение в направлении сословного строя. С 1940 года рабочие и служащие утратили право самовольно покидать предприятие или учреждение, в котором работали. В этом же году была введена плата за обучение в старших классах средних школ и вузах СССР — эта мера затруднила работу социальных лифтов, усложнила получение образования детям малооплачиваемых рабочих и колхозников. Последние до 1974 года не имели паспортов и не могли оставить колхоз, не получив согласия колхозного правления…

В 1947 году, когда активно формировалась сословная структура, отменили карточки и провели денежную реформу: уже через два года после окончания войны в стране стали обращаться полновесные рубли. Советский рубль начиная с 1937 года был привязан к доллару США, однако с 1 марта 1950 года исчисление курса стало осуществляться на более устойчивой золотой основе, в соответствии с золотым содержанием рубля. Оборонная промышленность успешно работала над созданием ядерного оружия, ракетной техники, реактивной авиации и океанского флота — все это не только служило надежной гарантией безопасности страны, но и позволяло вести независимую внешнюю политику. Отныне существование державы в будущем уже никак не было связано ни с грядущей "мировой революцией", ни с экономической или финансовой помощью со стороны более развитых в экономическом отношении стран.

Именно 1947 год можно считать окончанием Великой Российской революции, начавшейся в 1917-м. Но этот вывод властью не был сделан, а идеологический курс на построение коммунизма — не был отменен. И после Победы в войне стало очевидно: новые реалии не соответствуют ни ортодоксальному марксизму, ни Программе ВКП(б), одобренной в марте 1919 года, и требуют теоретического и идеологического осмысления.

В 1947 году секретарь ЦК ВКП(б) и главный идеолог партии Андрей Александрович Жданов по поручению Сталина возглавил Комиссию ЦК по разработке нового программного документа правящей партии.

Убийственные ремарки Сталина разбросаны по всей рукописи учебника политэкономии

Без опоры на Маркса

Перед комиссией стояла сложнейшая задача: осмыслить прошлое, определить стратегию развития страны на будущее. К работе были привлечены все наиболее именитые и заметные ученые-обществоведы, имевшиеся в наличии и пережившие Большой террор. Требовалась не барабанная дробь пропагандистской риторики, не фанфары широковещательных обещаний, а квалифицированный политический, социологический, экономический и философский анализ сложившейся ситуации. Сам Сталин и его соратники хотели осмыслить практику построения социализма в СССР, сформулировать "каноническую версию" действия законов политической экономии социализма и закрепить ее не только в Программе партии, но и в вузовском учебнике.

Более десяти лет Хозяин лично курировал работу по написанию учебника политэкономии социализма. Он давно был, что говорится, "в теме". Еще в 1941 году, во время беседы с учеными-экономистами, Сталин без обиняков заявил: "Если хотите на всё искать ответов у Маркса, пропадете. Вы имеете такую лабораторию, как СССР, который существует больше 20 лет, а думаете, что Маркс должен был знать больше вас о социализме. Не предусмотрел, видите ли, Маркс в "Критике Готской программы"! Надо самим головой работать, а не нанизывать цитаты. Новые факты есть, новая комбинация сил, извольте головой работать"4.

Убийственные ремарки Сталина разбросаны по всей рукописи учебника политэкономии

Это было сказано еще накануне войны!

А после нее в обществе возникла новая реальность. Миллионы фронтовиков побывали за границей и познакомились с бытовой культурой Запада. "Сколько еще лет нам нужно, чтобы достичь западноевропейский уровень? Пожалуй, 1000 лет мало будет. В Бадене есть три кинотеатра и один драматический. В кино идут преимущественно австрийские фильмы, в основной массе замечательные фильмы, наши против них кажутся серыми и бесцветными"5, — писал красноармеец Пономарев своему знакомому, и он не был одинок в своих рассуждениях.

Власть была прекрасно осведомлена о таких настроениях. Секретарь ЦК А.А. Жданов откровенно признался Д.Т. Шепилову: "Наши люди проявили столько самопожертвования и героизма, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Они хотят теперь хорошо жить. Миллионы побывали за границей, во многих странах. Они видели не только плохое, но и кое-что такое, что заставило их задуматься. А многое из виденного преломилось в головах неправильно, односторонне. Но так или иначе, люди хотят пожинать плоды своей победы, хотят жить лучше: иметь хорошие квартиры (на Западе они видели, что это такое), хорошо питаться, хорошо одеваться6.

Чтобы познакомиться с немецкой бытовой техникой, вовсе не обязательно было в составе войск Красной армии побывать за границей. После войны советский "черный рынок" был наводнен множеством разнообразных трофейных вещей. И хотя дорогие заграничные товары — от автомобилей и велосипедов до радиоприемников и патефонов, от швейных машинок и аккордеонов до кофемолок и кабинетных часов — были доступны немногим, миллионы людей смогли увидеть эти товары и оценить их высочайшее качество. Отечественные товары народного потребления, выпуск которых после войны никак не удавалось наладить в нужном количестве, заметно уступали заграничным товарам по своим невысоким потребительским свойствам. И никакие агитаторы не могли да и не пытались доказать "винтикам" обратное.

Все это нужно было учитывать авторам новой Программы партии.

И очень скоро их работу оценил Сталин: "Глупость… Чепуха… Ха-ха…"

Убийственные ремарки Сталина разбросаны по всей рукописи учебника политэкономии

Хрусталь и голод

Рабочая группа под руководством директора Института философии АН СССР академика Г.Ф. Александрова предложила записать в Программе: "Партия преследует задачу создать изобилие продуктов промышленного производства, обеспечить переход к потреблению по потребности уже в ближайшие 5-10 лет"7. Далее говорилось, "что эта задача почти решена". Причем академик предлагал конкретизировать это положение и записать "насчет фарфоровой и хрустальной посуды, мебели из ценных пород дерева, ювелирных изделий и т.д."8.

Это было написано в тот момент, когда вся страна, только что прошедшая через военное лихолетье, переживала голод 1946-1947 годов, сопровождавшийся большими человеческими жертвами!

Безответственное заявление академика Александрова вызвало саркастическое замечание редактора по отделу пропаганды газеты "Правда" и одного из руководителей Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Д.Т. Шепилова: "Это, конечно, было бы великое счастье, но когда такие вещи пишутся, то нужно опираться на реальный экономический расчет". Расчет показал, что при самых благоприятных экономических показателях "мы в 1950 году сможем давать на душу населения меньше одного метра шерстяной ткани, один килограмм сахара в месяц вместе с промышленным производством, немногим более одного килограмма масла"9.

Член-корреспондент АН СССР, главный редактор журнала "Большевик" и первый заместитель начальника Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) П.Н. Федосеев попытался сгладить острые углы: "Мы обсуждали этот вопрос и считали, что, если бы в программе говорилось, что через 20-30 лет люди могут удовлетворить потребность в хлебе, жирах, в предметах первой необходимости, то это была бы программа очень мало понятная народу, что надо 20-30 лет ждать, чтобы хлеб, жиры и сахар были в таком количестве, чтобы можно было удовлетворить нормальную потребность людей"10.

Однако директор Института экономики АН СССР академик К.В. Островитянов одной фразой уничтожил подобные схоластические выкладки: "Если согласиться … то выйдет, что мы по потребностям будем распределять коммунистическую пропаганду, а что касается хлеба, мяса и т.д., то это будем распределять по труду"11.

Вдумаемся в эти рассуждения. Ведущие ученые-обществоведы пытаются создать теорию развития страны, провозгласившей своей целью строительство коммунизма. При этом они невольно подгоняют решение задачи под заданный ответ — утопические картины будущего. Академик М.Б. Митин, критикуя "прекраснодушные мечтания" своих коллег, сделал острый выпад: "В проекте … сказано, что все большие массы народного богатства будут поступать в личную собственность трудящихся. Таким образом коммунизм превратится в своеобразное общество богатых личных собственников"12.

Это попахивало политическим обвинением: при коммунизме не может быть личных собственников, тем более богатых…

Но как представлял себе коммунизм сам товарищ Сталин?

Убийственные ремарки Сталина разбросаны по всей рукописи учебника политэкономии

Мечта о хлебе

Полководцы и военачальники Великой Отечественной задали Верховному Главнокомандующему этот вопрос в послевоенном 1946-м. Главный маршал авиации А.Е. Голованов рассказал об этом писателю Феликсу Чуеву:

"Перед первой послевоенной сессией Верховного Совета кто-то из маршалов, кажется Василевский, спросил у него, как он себе представляет коммунизм? "Я считаю, — сказал Сталин, — начальная фаза или первая ступень коммунизма практически начнется тогда, когда мы начнем раздавать населению хлеб задаром". И вот, по-моему, Воронов спрашивает: "Товарищ Сталин, как же — задаром хлеб, это невозможное дело!" Сталин подвел нас к окошку: "Что там?" — "Река, товарищ Сталин". — "Вода?" — "Вода". — "А почему нет очереди за водой? Вот видите, вы и не задумывались, что может быть у нас в государстве такое положение и с хлебом". Походил, походил и говорит: "Знаете что, если не будет международных осложнений, а я под ними понимаю только войну, я думаю, что это наступит в 1960 году"13.

А вот фон, на котором проходил этот разговор. С 1 октября 1946 года 27 миллионов человек были откреплены от нормированного снабжения хлебом и лишились продуктовых карточек, причем 23 миллиона из них проживали в сельской местности — рабочие и служащие совхозов, сельские врачи и учителя. Многие иждивенцы были вообще лишены карточек, что вынудило их срочно заняться поиском работы. А тем иждивенцам, которым их сохранили, урезали выдачу хлеба с 300 до 250 граммов на человека в день. Дети вместо 400 стали получать 300 граммов в день. С 18 октября была заметно свернута коммерческая торговля хлебом, а его качество ухудшилось.

Рынок отреагировал на это мгновенным ростом цен в 2-3 раза: во Владивостоке батон хлеба на рынке раньше стоил 15 рублей, а после 1 октября — 40 рублей14…

Если исходить из реалий послевоенных лет, желание вдоволь наесться хлебом было несбыточной мечтой многомиллионного народа. Так просто и так примитивно! Но Сталин понимал это отчетливее теоретиков политэкономии социализма. Неплохо бы и сегодня танцевать от той послевоенной печки, когда мы заводим речь о модернизации страны и сравниваем наш уровень потребления с уровнем потребления Запада…

Новая Программа ВКП(б) так и не была написана при жизни Сталина.

Убийственные ремарки Сталина разбросаны по всей рукописи учебника политэкономии

1. Сталинское экономическое наследство: планы и дискуссии. 1947-1953 гг.: Документы и материалы / сост.: доктор исторических наук, профессор В.В. Жуков, кандидат исторических наук Л.Н. Лазарев. М.: Политическая энциклопедия, 2017. С. 12 (Документы советской истории).
2. Там же. С. 16. 239, 254, 286, 296, 302, 303, 316, 330, 337, 346, 399, 428, 429, 434.
3. Там же. С. 419.
4. "Учебник должен пользоваться непререкаемым авторитетом". Беседы И.В. Сталина с учеными-экономистами. 1941, 1950, 1952 гг. / публ. В.Г. Бухерт // Исторический архив. 2012. N 5. С. 10; Сталинское экономическое наследство: планы и дискуссии. 1947-1953 гг.: Документы и материалы / сост.: доктор исторических наук, профессор В.В. Жуков, кандидат исторических наук Л.Н. Лазарев. М.: Политическая энциклопедия, 2017. С. 12 (Документы советской истории).
5. Записка секретаря ЦК ВЛКСМ Н.М. Михайлова А.А. Кузнецову "О некоторых недостатках политико-воспитательной работы в войсках, находящихся за рубежом СССР". 19 сентября 1946 г. // Советская жизнь 1945-1953. М.: РОССПЭН, 2003. С. 357 (Документы советской истории).
6. Шепилов Д.Т. Воспоминания // Вопросы истории. 1998. N 5. С. 11.
7. Сталинское экономическое наследство: планы и дискуссии. 1947-1953 гг.: Документы и материалы / сост.: доктор исторических наук, профессор В.В. Жуков, кандидат исторических наук Л.Н. Лазарев. М.: Политическая энциклопедия, 2017. С. 143 (Документы советской истории).
8. Там же. С. 155.
9. Там же. С. 143.
10. Там же. С. 154.
11. Там же. С. 157.
12. Там же. С. 159.
13. Чуев Ф.И. Сто сорок бесед с Молотовым: из дневника Ф. Чуева. М.: Терра, 1991// http://knigosite.org/library/read/39949
14. Экштут С.А. Предвестие свободы, или 1000 дней после Победы. М.: Дрофа-Плюс, 2006. С. 139 (Калейдоскоп историй).

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.