Как столичные жители обрели счастье в ярославской глубинке

На фоне неистребимой пока деревенской мечты о благополучной, успешной и интересной городской жизни выбор женщин, переехавших в ярославские деревни из больших городов на ПМЖ, выглядит более чем странно. Но экс-горожанки всем своим примером доказывают: в деревне жизнь интересная и перспективная.

Как столичные жители обрели счастье в ярославской глубинке

Как Оля Козу выбирала

— Я никогда так интересно и разнообразно не жила, как сейчас, — признается коренная петербурженка Ольга Целикова, два с половиной года назад поселившаяся в селе Коза, что где-то на середине пути между Ярославлем и Вологдой.

А ведь в родном Питере она окончила хороший вуз, работала в гражданской авиации, в медицине и ни о каком переезде в сельскую местность не помышляла. Хотя и печалилась всегда, когда после путешествий на природу приходилось возвращаться в красивейший, но все-таки мегаполис.

— Я всегда была довольна своей жизнью в городе, успехами в карьере, финансах, других сферах. Но вот такого, чтобы утром встать, открыть окно и сказать: "Господи! Да как же хорошо жить!" — такого не было никогда, — продолжает Ольга. — Такое я испытала только здесь — в небольшом селе Первомайского района.

Поняв, что в ее жизни все-таки что-то не так, Ольга начала "сворачивать свою инженерную деятельность", влилась в питерские волонтерские и экологические движения, продвигала с ними тему раздельного сбора мусора, проводила в школах и детсадах экологические уроки. Но однажды, почувствовав, что и этого мало, загорелась идеей создать экоцентр — "некое обширное природное пространство, которое было бы образчиком экологичного образа жизни и одновременно учебной площадкой". Там, по ее представлению, должны были присутствовать лес, поле, сад, огород, водные объекты, "чтобы люди могли туда приходить, отдыхать и узнавать, как устраивать свою жизнь без вреда для природы".

После поисков чего-то подходящего в нескольких регионах она однажды приехала к своим родственникам в Козу, где бывала до этого всего пару раз, выбралась из раздолбанного автобуса, ступила на землю и вдруг поняла: дома.

— Пошла в поле за селом, а был июнь, все травы цвели и так пахли… — вспоминает девушка. — Хотя эта местность самая неказистая из тех, что я видела: никаких особых красот, лес сильно вырублен или повален ураганом, речка мелеет и заболачивается.

Посадить березовую рощу

Сняв здесь жилье и переехав, Ольга тут же нашла работу, чем немало удивила местных. Мы, говорят, ходим-ходим, работу найти не можем, а тебе вон сколько всего предложили. Начала она с привычного — с образования: вела у ребятишек в четырех сельских школах района экологический и танцевальный кружки. Но и в клубе на сцене выступала, и в журналистике себя с успехом пробует, и вообще обнаружила в себе такие таланты, о каких и не подозревала. А ставки педагога допобразования в 10 тысяч рублей новой жительнице Козы, по ее словам, хватало "за глаза".

— Я эту сумму за месяц до конца ни разу даже не израсходовала: все мои коммунальные и арендные платежи, транспортные расходы — все получается меньше этой суммы, а все продукты — со своего огорода, — переводит она свое сельское житье-бытье в финансовую плоскость.

Правда, покупку 16,8 гектара земли за 100 тысяч рублей под экоцентр на такую зарплату было бы не осилить: помогли сбережения. Строить собственный дом тоже придется на деньги от сдачи в аренду питерской квартиры. Так что стартовать все равно получается только с городской помощью.

Возрождать деревню можно не только сидя в тракторе, но и работая в сельской школе, клубе, создавая экоцентры

В планах Ольги — посадить на купленной земле не меньше трех тысяч самых разных деревьев, в том числе редких, и множество других видов растений, завести животных и возрождать традиционные ремесла. Несколько сотен саженцев она уже посадила: груши, яблони, сливы, кедры.

Выращивает их из семян, косточек, покупает готовые, что-то привозят друзья. Высадила целую березовую рощу: выкапывала деревца под линиями электропередачи, где им все равно расти нельзя, и пересаживала к себе. По ее мнению, возрождать деревню можно не только сидя в тракторе или открывая молочные фермы, но и работая в сельской школе, клубе, создавая такие вот экоцентры.

Шуруповерт в руки

Помогает Ольге с саженцами, кстати, единомышленница из другой ярославской деревни — Анна Головина. В Даниловский район из Ярославля она перебралась в 2014-м, продав в городе жилье и купив деревенский домик с русской печкой. Окончив в свое время экономический факультет Ярославского госуниверситета, Анна работала программистом, но потом ее тоже "затянула" тема экологии и охраны природы, и она поменяла городской смог на свежий воздух и вкусную воду из колодца.

Анна научилась выращивать фрукты и овощи, саженцы декоративных и плодовых деревьев и кустарников, управляться с курами, пчелами и сорняками. И даже… строить дома: свой новый домик она построила, по сути, сама — лишь тяжелую работу помогал выполнять приятель-единомышленник.

Мед и часть саженцев Анна продает, однако основной источник ее дохода пока все же остается в городе, благо в деревне есть Интернет. К тому же Анна — региональный координатор одного из общероссийских экологических движений, поэтому "вылазки" в Ярославль делает часто. А еще она собирает вокруг себя тех, кому переезд из города в деревню не кажется диким, и устраивает для них встречи со смельчаками, такой решительный шаг уже сделавшими. Этот "кружок" по интересам так и называется — "Есть ли жизнь в деревне?". И судя по количеству участников встреч, отрицательный ответ на этот вопрос можно считать неправильным.

Например, будущее в лице молодой семьи экс-москвичей появилось даже у Юршинского острова в Рыбинском море, где молодежи почти уже не осталось. Любовь и Алексей Вилянские, приехавшие сюда больше трех лет назад, выбрали это место, чтобы на свежем воздухе и без стрессов растить детей (которых, кстати, уже двое).

В столице у обоих супругов все было отлично: работали вместе в хорошей компании, прилично зарабатывали.

— Но было огромное желание вырваться из города. Я там задыхалась, — объясняет Люба свой переезд. И уже с иронией вспоминает, как ничего не понимающие в сельской жизни "чайники" явились на остров в полной уверенности, что все получится легко и сразу. Планов было громадье, в том числе коммерческих. Думали открыть школу парусного спорта, потом — мастерскую по строительству парусных каноэ, выращивать лаванду. Но первые годы ушли на то, чтобы просто научиться на земле жить, и теперь они умеют практически все: получать с огорода хороший урожай всего и вся, а потом его сохранять, печь свой хлеб, делать сыр, тушенку, колбасу и даже суперполезный сироп из сосновых шишек. Набравшись знаний на нужных форумах, построили теплицу, душевую, мастерскую, планируют возводить новый дом. Местные, увидев такую "рукастость", уже начали предлагать молодым соседям работу.

Живут пока на Любины декретные да на то, что приносит ее удаленная работа на полставки в "родной" городской компании. Чтобы так же работал и Алексей, слабоват имеющийся Интернет, но проблема решается: мачта уже куплена и привезена, дело за малым. В любом случае удаленно они будут зарабатывать или реализуют какой-то проект на месте — это уже юршинцы, островитяне, люди на земле.

Сергей Камышенцев, и. о. директора департамента АПК Ярославской области:

— Любой человек в сельской местности — это уже жизнь такой местности. А если он еще обладает определенными компетенциями, в перспективе они вполне могут реализоваться в каких-то проектах, в том числе в сфере бизнеса. Проще говоря, все равно "руки будут чесаться", и люди захотят использовать свои знания и умения на той земле, где живут. Например, организуют личное подсобное хозяйство, фермерское хозяйство, предприятие переработки или еще что-то.

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.