Сергей Петриков: Настоящий врач не имеет права отказать в помощи

Склиф, то есть Институт скорой помощи имени Склифосовского, известен не только в Москве и не только в России. Склиф — из старейших лечебных учреждений мира, сумевший на всем протяжении своей истории сохранить первенство в оказании самой современной медицинской помощи.

Сергей Петриков: Настоящий врач не имеет права отказать в помощи

Наверное, каждый про себя думает: не приведи господь в него попасть. Но случись беда, и все взоры к Склифу, потому как знают: здесь не откажут, здесь всегда сделают все, чтобы помочь, спасти. В этом году Склифу 95 лет. Его директор доктор медицинских наук, профессор РАН Сергей Петриков беседует с обозревателем "РГ".

Сергей Сергеевич, не далее как этим утром в Склиф приехал депутат Госдумы и привез благодарственное письмо за спасение 48 жителей Таганрога, отравившихся таллием. Для вас это обычная практика?

Сергей Петриков: Обычная. Хотя иногда почему-то думают, что мы в основном боремся с травмами. Склиф всегда был и остается головным центром экстренной помощи не только Москвы. Мы помогаем всем категориям больных и пострадавших. Ведь Склиф — многопрофильное лечебно-диагностическое учреждение.

У каждого многопрофильного учреждения своя фишка. Какая фишка у Склифа?

Сергей Петриков: На этот вопрос ответить трудно. Так сложилось, что в Склифе всегда трудились, трудятся ведущие специалисты по различным направлениям экстренной медицины. У нас создана система организации помощи, которая во многом уникальна для российского здравоохранения. Скажем, многие годы у нас функционирует противошоковая реанимация, позволяющая оказывать экстренную и неотложную помощь самым тяжелым пострадавшим и больным. А если беда большая, то совершенно естественно: основной поток пострадавших направляется к нам.

Но не только экстренной помощью известен Склиф. Он оказывает и плановую помощь пациентам?

Сергей Петриков: Действительно так. К нам может направить на консультацию и лечение любая поликлиника Москвы. И в самом Склифе ведется свой амбулаторный прием. Привлекательность Склифа — его специалисты. У нас работают главный нейрохирург РФ, академик Владимир Крылов, главный трансплантолог Москвы, академик Анзор Хубутия. Подразделения Склифа возглавляют лучшие представители российской медицины.

Среди них можно назвать моего сегодняшнего собеседника, профессора Сергея Петрикова? Область вашей профессиональной деятельности для многих "за семью печатями" — нейрореанимация. Потребность в этом виде помощи растет? Или создание специализированных сосудистых центров уменьшает объем вашей работы?

Сергей Петриков: Лечение больных с поражением головного мозга различного происхождения — актуальная проблема современного здравоохранения. Объясню почему. Инсульт — одна из ведущих причин смерти населения. А среди больных с травмой наибольшая летальность при наличии повреждений головного мозга. Создание специализированных нейрореанимационных отделений позволило осуществлять высокоспециализированное лечение таких больных.

Есть два типа нейрореанимационных отделений. Первый — в составе региональных сосудистых центров и первичных сосудистых отделений. В них оказывают помощь больным с острыми нарушениями мозгового кровообращения. Второй — нейрохиругические реанимации. В них лечат больных после операций при заболеваниях и повреждениях головного мозга. В нашем институте существуют оба типа

Чем нейрореанимация отличается от прочих реанимационных отделений?

Сергей Петриков: Своим особым оснащением. Например, в нашей нейрохирургической реанимации можно проводить мониторинг внутричерепного давления, оксигенации и концентрации активных биологических веществ головного мозга. Такое оборудование стоит огромных денег. Не всякому бюджету оно по силам. Склифу оно закуплено правительством Москвы.

Сергей Петриков: Настоящий врач не имеет права отказать в помощи

К чести Склифа: знаю, что все это оборудование не простаивает. Значит, есть специалисты, которые не только умеют им пользоваться, но и те, кто обеспечивает их работу.

Сергей Петриков: Именно так. И это касается не только названных отделений. В год 67 тысяч пациентов получают в институте неотложную квалифицированную помощь. 37 тысяч госпитализируются в стационар. Проводится более 20 тысяч операций в год.30 000 пациентов получают экстренную помощь в амбулаторных условиях.

Склиф работает круглые сутки. Машины "скорой", вертолеты с утра до утра доставляют пациентов — не только москвичей — в приемное отделение. А есть еще и так называемый самотек…

Сергей Петриков: Есть. Нередко обращаются и без всяких направлений.

И что их ждет?

Сергей Петриков: Высококвалифицированная круглосуточная медицинская помощь. Ее, кстати, финансирует правительство Москвы. 95 лет — возраст солидный. Казалось бы, в Склифе все есть. Один пример: тот же дефицитнейший гамма-нож, который так важен при лечении опухолей головного мозга, работает круглые сутки.

То есть дефицита нет, все отлажено. Так, может, у директора Склифа жизнь легкая?

Сергей Петриков: Где вы видели врача, тем более директора огромного медицинского учреждения, живущего легко?

В Склиф пациенты идут и "самотеком". Помощь им тоже оказывают круглосуточно

Вы тоже работаете с утра до утра?

Сергей Петриков: Просыпаюсь каждый день в 4.30. Около 7 утра я в институте. Обход начинается ровно в 7. До утренней конференции обходим шесть ключевых реанимационных отделений. Всего таких отделений у нас 12. Когда заканчивается рабочий день? Это как придется: зависит от ситуации в Москве, в стране. Склиф не имеет права на отказ.

Юбилейный год — совсем не время подведения итогов. Время планирования. Вот в наших планах строительство корпуса приемного отделения нового типа. Сейчас реформируем существующее приемное отделение. Это своеобразная визитная карточка института. Тут встречают пациента. И от этой встречи зависит чрезвычайно много. Потому реформирование построено на концепции пациентоориентированности. Все методы обследования приближаем непосредственно к пациенту. Создаем комфортную зону ожидания для родственников поступивших. Вводим в штат приемного службу медицинских психологов. Вместе с департаментом здравоохранения Москвы планируем запуск программы обучения персонала коммуникационным навыкам эффективного общения.

Наш институт не только лечебный, но и крупный научный центр. В прошлом году институт был удостоен премии правительства Москвы за работу "Клеточные, тканевые и электрохимические технологии в неотложной медицине". Мы ведем 30 научно-исследовательских работ в различных областях. Лечение, наука и еще образовательная деятельность по 18 направлениям ординатуры. Одновременно в наших клиниках учатся около 400 ординаторов. Проводим постдипломное обучение врачей.

Вам помогает руководить таким центром тот факт вашей биографии, что когда-то вы, будучи студентом первого курса Московской медицинской академии имени Сеченова, пришли именно в Склиф работать санитаром общей реанимации? В вашей трудовой книжке фактически один адрес места работы: Большая Сухаревская площадь. То есть адрес Склифа. Вы прошли по всем его ступеням: санитар, медбрат, интерн, врач, старший научный сотрудник, ведущий научный сотрудник, руководитель научного отдела, заместитель директора по науке, директор…

Сергей Петриков: Да, помогает. Потому что знаю всю работу изнутри. Помогает и то, что продолжаю руководить отделением неврологии, сосудистым центром и отделением общей реанимации. В общем, в гуще клинических событий. Но это не обязательная дорога к руководству. У каждого свой путь. Но знать ситуацию изнутри руководителю необходимо.

Склиф без права на отказ. А лично вы, врач, руководитель, имеете право на отказ?

Сергей Петриков: Банальный ответ: настоящий врач не имеет такого права. В этом я убежден.

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.