Почему в Волгоградской области медпомощь не доходит до дальних хуторов

Без врачей, учителей, без дорог и достойного заработка русская деревня умрет. Причем без докторов это по понятным причинам произойдет гораздо быстрее. Мы проехали по сельской местности — не по районным центрам, а по реальной глубинке, добравшись до хуторов, и проверили, как обстоит дело с доступностью медицинских услуг.

Почему в Волгоградской области медпомощь не доходит до дальних хуторов

Хутор Закутский находится на другом берегу Волги, напротив Волгограда. Живет тут тысяча человек. Фельдшерско-акушерский пункт здесь совсем новый, в позапрошлом году построен. Довольно тесно, но чисто. Вся необходимая техника есть.

— Всего в Среднеахтубинском районе 28 ФАПов — и в пойме, и в степной зоне. Но единственный, который соответствует всем нормам — это в Закутском. Здесь есть и фельдшер, и акушерка, — говорит главный врач центральной районной больницы Лидия Наумова. — Сейчас мы открыли вакансию детского фельдшера. Кандидатура уже есть.

Разумеется, в сельскую местность горожане перебираются только при дополнительных бонусах. Выручает программа "Земский доктор", предоставляющая квалифицированной молодежи подъемные.

Следуем в поселок Куйбышев с населением 2500 жителей. Здесь медпункт постарше, еще Гагарин в космос не полетел, когда его построили. Акушер-гинеколог, терапевт и педиатр по графику приезжают сюда из Средней Ахтубы. Оттуда же приходится привозить и самое ценное — воду.

— Вода в скважинах содержит большое количество железа, а в колодцах — извести. Для питья она не пригодна. Бюджет поселения достаточно скуден, чтобы можно было решить проблему своими силами. Но мы подготовили проект для включения в областную программу, чтобы можно было делать водозабор из реки Ахтубы, — рассказал глава Куйбышевского поселения Геннадий Сульдин.

Хутор Кочетково — настоящая глухомань. По словам руководства, наряду с сельскими тружениками здесь живет немало опустившихся бывших горожан. Их сюда привело пристрастие к алкоголю и сотрудничество с риелторами, которые помогли совершить "выгодный" обмен жилья и переместили клиентов из городских квартир в развалюхи ценой не выше 150 тысяч рублей. В общем, сразу две извечные русские беды. О второй поведала местная жительница Наталья Отахонова:

— Дороги у нас ужасные! Особенно когда грязь. Повсюду ямы, колеи. Пробраться можно до первого дождя. Скорая и та не всегда проедет.

Медицинский персонал в ФАПе исключительно местный. Других сюда было бы сложно заманить. Лечиться в Кочетково приезжают из пяти ближайших населенных пунктов. Расстояние небольшое, но про трассы уже все сказано: твердое покрытие есть не везде и не всегда.

Село Бахтияровку основали татары-переселенцы из Пензенской губернии. Как не было тогда у местного лекаря Интернета, так нет его и в XXI веке у фельдшера. Прогресс завяз в песках. Зато в этом ФАПе есть газовое отопление. В пунктах по соседству обогреваются электричеством или углем с дровами.

Людей не так много, чуть более 500 человек. Также на осмотр приходят трудовые мигранты из Узбекистана. Овощеводческие бригады оказывают поддержку: дают машину, если надо съездить за лекарствами или отвезти экстренного больного. Местный сельсовет подбрасывает канцтовары, помог с косметическим ремонтом. Все понимают, что медпункт необходим.

Заведующая пунктом Оксана Халашевская приехала в Бахтияровку как молодой специалист. Сельская надбавка составляет 25 процентов. Правда, живет фельдшер в Волжском и каждый день наматывает до Бахтияровки 45 километров. Однако готова и дальше ездить в село, связывая с ним свое профессиональное будущее.

— Я пошла по стопам мамы. Она 37 лет работала фельдшером. Заработную плату, конечно, хотелось бы побольше. По телевизору обещали повысить. На руки получаю почти 20 тысяч рублей, — сказала Оксана.

Престиж сельского врача в глазах выпускника вуза недостаточно высок. Однако авторитет человека в белом халате в самих деревнях непререкаем.

— Без кадров мы ничто. Еще ни один генерал не выиграл войну без армии. Участвуем в ярмарках вакансий, пытаемся привлечь социальными благами, — прокомментировал главный врач Ленинской ЦРБ Дмитрий Крайнов. — Мы хотим войти в целевую областную программу, чтобы отдаленные поселки нашего степного края оснастить модульными ФАПами. Самые проблемные населенные пункты — это Каршевитое и Покровка. К Каршевитому ехать 20 километров по бездорожью. Выделили нам автомобили, но за год машину просто убили на этих колдобинах. Осенью и весной, когда разлив, не проедешь. Приходится вызывать МЧС, чтобы вывезти пациента.

Комментарий

Юрий Корзеев, пресс-секретарь уполномоченного по правам человека Волгоградской области:

— Проблема доступности медицинской помощи нам знакома. Селяне жалуются на то, что вынуждены тратить время и здоровье, чтобы записаться и выстоять очередь для получения первичной врачебной консультации. Жители поселка Береславка Калачевского района более полутора лет не имеют возможности получать системную терапевтическую помощь. Их многочисленные обращения в различные органы власти не приносят положительного результата. В декабре 2016 года из трех врачей-терапевтов остался один, и несколько тысяч жителей оказались ограничены в своих правах на охрану здоровья. В период полуторамесячного отсутствия единственного штатного терапевта его два раза в неделю замещала врач из соседней Мариновской амбулатории. 5 апреля в поселковой больнице скопилось несколько десятков пациентов, часть из которых покинула медицинское учреждение, так и не получив консультации.

Об обстановке в Береславке уже проинформировали прокуратуру и руководство областного здравоохранения.

Источник: rg.ru

0
comments powered by HyperComments