В Саратовскую область из Германии вернулись поволжские немцы

Он и раньше дважды пытался переехать из Казахстана в Саратовскую область, но не складывалось. Вернулся 20 лет спустя.

В Саратовскую область из Германии вернулись поволжские немцы

К корням

У многих сел, которые стоят на правом высоком берегу Волги в наших краях, есть такая особенность. Долго ползешь к ним по вусмерть разбитой дороге, жалея машину, трясешься на ухабах, которые, кажется, никогда не кончатся. И вдруг выезжаешь на перевал, и дыхание спирает в груди — настолько неожиданным и красивым оказывается открывающийся вид на Волгу, сбегающие к ней склоны и лощины. И каждый раз пытаешься понять, искупается ли одно другим, чистый воздух и красоты природы — свободой от "обременений" цивилизации: магазина, медпункта, нормальной дороги и много чего еще. Небольшое село Колотов Буерак такие мысли точно вызывает. Правда, в этот раз я ехал к людям, которые на его вопрос, кажется, нашли ответ. Во всяком случае, для себя.

Высокий дом из красного кирпича, который был мне нужен, на окраине села увидел еще издалека. В просторном дворе, обсаженном по периметру цветущими яблонями, новые владельцы — и как успели за столь короткое время! — устроили настоящий парадиз: дорожки вымощены плиткой, подстриженные газоны, бассейн, лавочки. За всем этим великолепием другой двор — хозяйственный. Приехал я не вовремя — хозяева собирались доить коров.

Без прописки

Андрей Шмаль родился далеко от Волги, в Кемеровской области. В 1941 году его родителей, как и сотни тысяч других поволжских немцев, отправили в ссылку. В Сибири Андрей и появился на свет. А всего в семье было семь братьев и сестер. В 1992 году вся эта большая семья из Казахстана, где она тогда жила, уехала в Германию. До этого в 80-е годы Андрей Яковлевич дважды безуспешно пытался вернуться на родину предков в Саратовскую область.

Сам он говорит, что ему всегда нравилось работать на земле. Много лет трудился механизатором, потом выучился на зоотехника. Забегая вперед, можно сказать, что эта тяга к земле передалась и его сыну Александру.

Сначала устроился на работу в колхоз волжского села Нижняя Бановка, думал позже перевезти туда жену и детей, но потом выяснилось, что жилье ему там не дадут. Спустя некоторое время Андрей Яковлевич познакомился с руководителем большого строительного треста, он собирался организовывать подсобное хозяйство, и ему нужен был человек , который бы этим занимался. Для создания такого хозяйства Шмаль приехал в Татищевский район Саратовской области, причем уже вместе с семьей. Весь сезон они прожили в строительном вагончике. Шмаль занимался организацией подсобного хозяйства, одновременно строились дома для будущих работников. Однако потом директор треста заболел, уехал поправлять здоровье в санаторий, а о приехавшей семье, как видно, … забыл. Квартиры в новых домах отдали другим работникам — бессемейным. Жить дальше в вагончике они не стали, вернулись в Казахстан.

В Колотовом Буераке нет магазина, ФАП закрыт, почтальон ходит из соседнего поселка. Но главная проблема – дороги

— Это была ошибка, что здесь, в Саратовской области, тогда препятствовали прописываться поволжским немцам. Если бы не это, многие не уехали бы в Германию, — считает Андрей Шмаль.

Фермеров больше, чем земли

Переехав в Западную Европу, Андрей, или, как там стали звать его, Андреас отказался от своей мечты — жить и работать на земле — очень далеко.

— Поблажек не было, — вспоминает Шмаль о возвращении на свою первую историческую родину. В начале 90-х программа поддержки поволжских немцев, решившихся вернуться в Германию, уже прекратила свое существование. Социальные выплаты, которые он получал первое время, потом пришлось возвращать. Заодно приезжие познакомились и с особенностями германской бюрократии. Как выяснилось, переселенцы из других стран, не немцы, соцвыплаты возвращать были не обязаны.

После полугода поисков 40-летний мужчина, не боявшийся никакого труда, нашел работу в окрестностях Трира на заводе, который делал керамические дымоходы. На этом предприятии он трудился много лет. Сначала работал в бетонном цеху, потом на печи по обжигу, позже стал заведующим складом. И все равно к сельскому труду его тянуло.

— Рядом с заводом была заброшенная земля, остатки складов, все заросло бурьяном. Я предложил директору предприятия, мол, давай буду разводить здесь овец, — вспоминает Шмаль.

Тот согласился и даже помог приобрести поголовье, дело успешно пошло. После этого переселенец и вернулся к своей мечте — жить своим хозяйством на земле. Отец и сын оформили лицензию, или, как говорят в Германии, "номер" на фермерство. Нашли земельный участок, хотя сделать это было сложно: фермеров там больше, чем земли, но приобрести его не получилось.

— Мне сказали, что продадут его только кому-то из своих, — рассказывает Андрей Яковлевич.

После этого, поняв, что своим в этой стране так и не стал, он и задумался о возвращении в Россию. Когда завод, на котором проработал много лет, закрылся, поехал в Бонн в посольство РФ.

Андрей или Андреас

В министерстве занятости, труда и миграции Саратовской области мне рассказали, что семья из Германии стала участником федеральной программы по возвращению соотечественников, которая предполагает упрощенный порядок получения российского гражданства.

Хотя без проволочек и бюрократических казусов все равно не обошлось. Так, в Саратове сотрудницу миграционной службы смутило, что в метрике — свидетельстве о рождении, выданном в Кемеровской области, имя — Андрей, а в документах из Германии — Андреас. Чтобы доказать чиновнице, что это один и тот же человек, пришлось нанимать адвоката.

Для выбора нового места жительства Андрей с сыном Александром четыре раза приезжали в Саратовскую область. Поселиться решили недалеко от областного центра — с дальним прицелом.

— Собирались заниматься сельским хозяйством, поэтому нужен город, чтобы сбывать продукцию, — объясняет Андрей Яковлевич.

В поисках подходящего участка они пешком обошли берега Волги от Саратова на протяжении 60 километров. Первоначально планировали поселиться на левом берегу Волги в селе Степном (бывшая немецкая колония Шталь, основанная в конце XVIII века), откуда родом их предки, но там не оказалось свободной земли. Подходящий земельный участок с домом нашелся в местечке Колотов Буерак.

Так живем

Два года назад в начале весны Андрей, его жена Ирма, которая очень скучает по одиннадцати (!) внукам и внучкам, оставшимся в Германии, и их сын Александр, сам уже отец трех дочек, переехали в Саратовскую область.

На сбережения, сделанные в Германии, привели в порядок дом и участок, купили трактор "Беларус", косилки и животных: несколько породистых коров, овец, свиноматку с кабаном, птицу. За прошедшее время поголовье уже слегка подросло.

В этом году они собираются регистрировать свое крестьянско-фермерское хозяйство. В планах наладить выпуск биологически чистой продукции.

— В этой местности хороший состав луговых трав, молоко получается вкусным, — рассказывает фермер.

Пока все молоко, что они надаивают от своих коров, раскупается тут же местными жителями, которые скотины уже не держат. В дальнейшем Шмаль планирует построить ферму и наладить производство мраморной говядины. Корма собирается выращивать самостоятельно. Для этого расчищает сейчас бывшее колхозное поле, которое двадцать лет не обрабатывалось.

В Колотовом Буераке нет магазина, фельдшерский пункт закрыт, почтальон ходит пешком из соседнего поселка Ивановский. Но главная проблема — дорога.

— Иногда проехать по ней нельзя несколько дней. Бывает, машины застрянут ночью, мне звонят, просят помочь, едем — вытаскиваем трактором, — делится Андрей Яковлевич.

Сейчас фермер вместе с соседями-дачниками ищет выход из этой ситуации — они собираются своими силами восстанавливать заброшенную дорогу, которая проходит через лес. А до этого Андрей вместе с сыном на своем тракторе уже расчистил живописные опушки ближнего леса от накапливавшегося там десятилетиями сухостоя и валежника, чтобы пожара не было.

…В Колотовом Буераке ждут, что этим летом к ним в гости впервые приедут из Германии родные. Специально для внуков Андрей Яковлевич купил серого в яблоках рысака по кличке Гран-при. Жеребец, слушая, как мы разговариваем, доверчиво кладет голову ему на плечо…

Кстати

За восемь лет действия государственной программы по возвращению соотечественников начиная с 2010 года в Саратовскую область переехало на постоянное жительство 19729 человек — участников программы и членов их семей. Больше всего переселенцев из Казахстана, Узбекистана и Украины. Однако, как рассказали в областном министерстве занятости, труда и миграции, есть участники программы и из дальнего зарубежья: Германии, Италии, США и Аргентины.

Источник: rg.ru

0
comments powered by HyperComments