CFO «Яндекса»: любая страна с низким уровнем ВВП на душу населения является привлекательным рынком

Грег Абовский рассказал о ключевых направлениях нерекламного бизнеса компании

CFO "Яндекса": любая страна с низким уровнем ВВП на душу населения является привлекательным рынком

«Яндекс» уже несколько лет активно работает над ростом своих дочерних бизнес-единиц, которые пока составляют небольшую часть от совокупной выручки. Однако «непрофильные сегменты» растут быстрыми темпами, как и количество сервисов, которые внедряет компания. В интервью «Интерфаксу» операционный и финансовый директор «Яндекса» Грег Абовский рассказал о ключевых направлениях нерекламного бизнеса компании. В частности, когда «Яндекс» запустит в промышленную эксплуатацию свой беспилотник, почему привлечение инвесторов в бизнесы «Яндекс.Такси» и «Яндекс.Маркет» — задача второстепенная и какие проекты компания готовит к экспансии за пределы России.

— «Яндекс» активно разрабатывает и тестирует технологии для беспилотного автотранспорта. Когда стоит ждать появления таких автомобилей на дорогах страны, с какими трудностями вы сталкиваетесь при работе над проектом? В частности, в области регуляторики?

— Вы видели видео, как наши беспилотные автомобили ездят по улицам Москвы, у нас также есть полигон под Москвой, где мы их тоже тестируем. Если говорить про промышленный запуск беспилотников, то это перспектива 5-10 лет. Сейчас самое сложное — это когда плохая погода, когда плохие дорожные условия, когда кто-то нарушает ПДД, эти случаи надо будет отрабатывать, это займет довольно-таки много времени. В то же время существует некоторая прогрессия, с каждым годом они будут ездить все лучше и лучше.

С точки зрения законодательной базы, нам требуется возможность тестировать беспилотные автомобили в городских условия, например, в Москве, под наблюдением опытных пилотов-испытателей, но по более простой процедуре, чем сегодня. Сегодня мы сотрудничаем с НАМИ (Научно-исследовательский автомобильный и автомоторный институт), но там процедура согласования сложная, мы ограничены в количестве автомобилей, которые мы можем тестировать параллельно (у нас сегодня около 5, а их нужно на порядок больше), мы ограничены также в количестве испытателей. Так как беспилотники работают с помощью технологий искусственного интеллекта, для обучения которых нужно много данных, им нужно проехать миллионы километров для того, чтобы научиться отлично ездить, и не только на полигоне, это должны быть реальные дорожные условия, где есть пешеходы, где есть велосипедисты, где есть аварии, все что угодно. Плюс, конечно, мы также занимаемся моделированием проездов беспилотников в виртуальной среде.

— Какой уровень инвестиций «Яндекс» закладывает под эту тему? Это большие суммы?

— Вы знаете, здесь CAPEX не настолько большой, хотя они довольно дорогие. Основные источники стоимости этих автомобилей — это сами CPU (в основном это GPU, которые находятся в этих автомобилях), но еще дороже — это лидары (обнаружение, идентификация и определение дальности с помощью света). Лидары на сегодняшний день дико дорогие. У нас сегодня их несколько, когда это дойдет до совершенства, наверное, будет стоять один. Кроме того, в будущем они сильно подешевеют, потому что спрос на лидары вырастет, компании начнут их массово закупать, конкуренция станет выше, и производители будут вынуждены опустить цену на устройства.

— В феврале вы запустили сервис каршеринга «Яндекса.Драйв». Каковы первые итоги работы сервиса?

— Результаты очень вдохновляют. С момента запуска, всего за 3 месяца, пользователи совершили 1 млн поездок. Мы разработали «Драйв» буквально в рекордные сроки. Срок времени между первой презентацией и запуском бета-версии составил 2 месяца, и еще 2 месяца спустя мы запустили сервис для пользователей. На сегодняшний день одно из ключевых ограничений каршеринговых сервисов — нехватка машин на линии. Когда ты открываешь приложение, то ты видишь в среднем, что тебе нужно пройтись минут 20 до ближайшего автомобиля, это, конечно, неудовлетворительно. Мы считаем, когда автомобили будут находиться от тебя в пяти минутах ходьбы, тогда это будет совершенно другая, более масштабная история.

— Планируете ли вы увеличивать парк автомобилей, какое количество машин нужно для достижения цели «в пяти минутах ходьбы»?

— На сегодня парк «Яндекс.Драйва» насчитывает 2 тыс. автомобилей, практически втрое больше, чем на старте 3 месяца назад. Тем самым мы становимся одним из самых крупных игроков на этом рынке. Если 2 тыс. дает покрытие 20-минутной пешей доступности, то чтобы добиться пятиминутной, нужно значительно больше, здесь магии нет, просто математика.

— Вы ориентированы на органический рост «Яндекс.Драйва» или смотрите на M&A тоже?

— Да, на органический, так как считаем, что наше ключевое отличие от конкурентов — это та информатика, которую мы закладываем в автомобили — это условно и платы со всей телематикой, которую мы встраиваем в автомобили, и также платформа мультимедийная система «Яндекс.Авто». Поэтому что мы покупаем, приобретая конкурента? Единственное ограничение, которое мы видим перед собой — это количество автомобилей. Зачем нам платить за что-то, если нам А) нужно будет переделывать и Б) что не дает нам никакой дополнительной стоимости, кроме самих машин.

Если покупать с большим дисконтом, может, это будет иметь смысл. Условно если у компании Х есть автопарк из 1000 автомобилей и их изначальная стоимость — 1 млн у.е. каждая, то есть на 1 млрд, то сегодня после амортизации она стоит 0,5 млрд, и если их можно купить за 100 и 200, то можно рассмотреть. Но это лишь вопрос выкупа машин с дисконтом.

— Какой у вас CAPEX заложен на это направление?

— Основные инвестиции у нас — это люди. Кроме этого, это система телематики и «Яндекс.Авто», которые мы встраиваем в машины. Мы особо не вкладываемся в рекламу, сервис растёт органически благодаря нашей экосистеме Яндекса, которую мы создали.

— Другое активно развивающееся направление в «Яндексе» — foodtech. Чего вы ждете от «Яндекс.Еды» и будет ли экспансия в регионы?

— Ожидайте прорыва. Экспансия будет. Мы сейчас сфокусированы в основном в Москве, но в ближайшее время пойдем в другие города, понятно, что начнём с миллионников. Мы растем очень быстро, темпы высокие, понятно, что мы растем со сравнительно низкой базы, но тем не менее ребята жгут.

Мы делаем ставку на собственную доставку, а также развиваем маркетплейс, когда рестораны подключаются к «Яндекс.Еде» и осуществляют доставку собственными силами. При этом мы считаем, что собственная доставка значительно улучшает качество сервиса для пользователей.

— «Яндекс.Такси» уже вырос из экспериментального направления в самостоятельную компанию. Какие на сегодня KPI для этого направления вы закладываете?

— У нас много KPI — это прежде всего так называемый GMV, кроме этого, конечно, contribution margin, потом нас интересует вопросы, связанные с эффективностью, но основные — GMV и EBITDA margin.

— Когда «Яндекс.Такси» может выйти на прибыльность?

— Выйдем. Сроков не называем.

— Много разговоров о потенциальном IPO объединенного бизнеса «Яндекс.Такси» и Uber. На ваш взгляд, насколько это история близкой перспективы?

— Думаю, что «Яндекс.Такси» один из лучших кандидатов на IPO, наверное, в конце 2019 года. Сроки также зависят от ситуации на рынках.

— А какие площадки вы будете рассматривать, зарубежные или Москва?

— Это будет зависеть от того, на каких площадках будут торговаться наши основные коллеги по рынку, такие, как Didi и Uber.

— РФПИ заявлял о желании стать третьим партнером в СП «Яндекс.Такси». Вы сейчас в переговорах?

— С одной точки зрения нам кажется, что компания, у которой на сегодня на балансе $400 млн, хорошо капитализирована. С другой стороны, наличие качественных партнеров — это тоже возможность, которую нужно рассматривать.

— Предложения от других инвесторов поступали?

— Есть много людей и компаний, которые заинтересованы в потенциальном инвестировании в «Яндекс.Такси». Они смотрят на «Яндекс.Такси» и понимают, что это один из лидирующих сервисов в мире, с очень сильной технологической базой, который при этом получает большую выгоду от всей экосистемы Яндекса.

— Что касается другого вашего СП — «Яндекса» и Сбербанка на базе «Яндекс.Маркета». В этой конфигурации вы рассматриваете привлечение нового инвестора?

— Это скорее разговор о возможностях. Мы всегда приветствуем тех партнеров, которые могут что-то привнести, кроме денег. Получить еще $100 млн за 10% — это не сложно, вот найти партнера, который смог бы нам в чем-то помочь (логистике, в маркетинге и т.д.), то это имеет смысл.

— «Яндекс.Маркет» и Сбербанк открыли маркетплейс . Не станет ли этот проект конкурентом самого «Маркета»?

— Мы видим «Яндекс.Маркет» состоящим из трех частей. Это «Яндекс.Маркет» в его классическом виде — сравнение цен, туда вы заходите чтобы посмотреть цены на товары, вы сравниваете предложения и выбираете товар, переходите на площадку интернет-магазина и дальше совершаете покупку там.

Второе направление деятельности — это маркетплейс, на котором можно купить товар. Продавцами выступают интернет-магазины, которые продают на нашей площадке.

И последнее направление деятельности — это трансграничная торговля. Тут мы хотим построить маркетплейс, торгующий трансграничными товарами, в основном китайскими. Это новый проект, он пока не запущен. Мне кажется, это точно не рынок для одной-двух компаний, в нем может быть много конкурентов, каждый из них вносит свое.

— У «Яндекс.Маркета» есть складские центры, планируете ли вы масштабировать их?

— На текущий момент мы используем арендные мощности, но работаем над внедрением наших технологий и стандартов качества. Укрепление логистической экспертизы — важная для нас задача и сейчас мы рассматриваем различные варианты по развитию этого направления.

— У «Яндекса» есть бизнес в Турции. Как обстоят дела в регионе?

— У нас там небольшая доля поиска, хорошие позиции у «Яндекс.Навигатора». Скорее всего это будет регион для «Яндекс.Навигатора», а поиск будет жить своей жизнью, и это не то, во что мы будем активно вкладываться и развивать.

— Рассматриваете ли вы для себя новые рынки с точки зрения вывода сервисов «Яндекса» на них?

— Другие рынки очень интересны, но не для поиска. Есть огромные возможности в нескольких направлениях и, например, каршеринг — один из них. Я думаю, к концу этого года Москва будет крупнейшим рынком каршеринга в мире, и есть вероятность, что «Яндекс.Драйв» станет крупнейшим игроком каршеринга в мире.

Кроме каршеринга — это такси. Здесь мы тоже можем масштабироваться. Мы понимаем, что у нас технологическая платформа мирового класса, с которой легко можно выходить на другие рынки. В частности, рынок Африки нам интересен, и мы рассматриваем его в перспективе.

Также мы рассматриваем «Яндекс.Дзен» как игрока не только на российском рынке. В будущем в Дзене будут не столько новости, а контент в различной форме, в некотором смысле это будет социальная сеть без социальных связей, которая построена не на базе интересов твоих друзей, а на базе твоих интересов.

— О каких странах может идти речь еще? СНГ?

— Не обязательно. Есть разные рынки, в принципе, любая страна с низким уровнем ВВП на душу населения является привлекательным рынком, например, для каршеринга.

Тот факт, что мы умеем разрабатывать технологии с более низкой базой затрат — это очень важно. Это дает преимущество при выходе на новые рынки.

— Ранее «Яндекс» планировал приобрести у компании «Красная роза 1875 лимитед» (входит в KR Properties) семь офисных зданий общей площадью около 80 тыс. кв. м. Однако позже компания вышла из сделки из-за изменения рыночных условий. Не возобновились ли переговоры?

— Нет, наша аренда кончается в 2021 году, мы собираемся искать новую площадку. Мы и так не помещаемся в «Красную Розу», мы арендовали помещение на Павелецкой, но и там проблема роста. Нам нужна площадка значительно больше.

Источник: www.interfax.ru

0

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.