В Морозовской больнице ежегодно ставят на ноги 120 тысяч детей

В день, когда в Морозовскую детскую городскую клиническую больницу пришли журналисты «РГ», выписывался шестилетний Савелий Крикунов из Челябинска. Это тот самый мальчишка, которого поцеловал Владимир Путин, побывавший в Морозовской несколькими днями раньше. Тогда Савелий лежал после пересадки почки. А вчера он радостно собирался домой, а его папа Алексей крепко жал руки врачам: «Спасибо за все!»

В Морозовской больнице ежегодно ставят на ноги 120 тысяч детей

И эти слова мы потом слышали на каждом этаже, в каждой палате. Вот в отделении экстренной кардиохирургии лежит москвичка Эмилия, которой нет еще и полутора лет. У нее тяжелый порок сердца. Теперь уже можно сказать — был. На прошлой неделе ее сердечко побывало в опытных руках хирургов. "Раньше для таких операций разрезали грудную клетку, оставляя заметный шрам, а теперь — смотрите: никаких разрезов, оперировали через бедренные сосуды", — мама Наталья Пименова крепко прижимает к себе свою малышку. А на соседней кровати сопит крохотный четырехмесячный Макар Тиханов, весь опутанный проводами. У него была такая сложная патология, что пришлось поставить временный кардиостимулятор. "Но теперь мы уже поправляемся и готовимся избавляться от проводов", — говорит заведующий отделением экстренной кардиохирургии Михаил Абрамян.

Морозовская оснащена такой аппаратурой, что работать на ней могут только специалисты уровня "врач-виртуоз"

На вопрос, с какого минимального возраста он готов оперировать таких сложных детей, главный детский кардиохирург Москвы пожимает плечами: вчера мы убирали тяжелый порок сердца двухдневному малышу. Отделение, которым заведует Абрамян, открылось лишь в январе этого года. "Подобные отделения принято размещать в крупных кардиоцентрах. Но у взрослых сердце просто изнашивается с возрастом. А у детей к сердечным недугам прилагаются сопутствующие патологи. И лечить их нужно комплексно, — уверен Михаил Абрамян. — Поэтому, когда в 2015 году правительство Москвы приняло решение о том, чтобы разместить отделение экстренной детской хирургии на базе многопрофильной Морозовской больницы, мы встретили это решение с большим энтузиазмом". До конца года врачи планируют сделать 100-150 операций. "В следующем году надеемся выйти на 500, а через два-три года — на 1000", — говорит Абрамян. Это не закроет всей потребности — ежегодно только в Москве рождаются 1,4 тысячи детей с пороками сердца, а в Морозовской лечатся еще и пациенты из регионов, но ведь одна городская больница и не должна спасать всю страну! Хотя здесь никому не отказывают.

Вот на другом этаже в отделении торакальной хирургии лежит семимесячная Ева Барамидзе. Девочка родилась с сосудистой патологией лица и расщелиной грудины — это когда сердце и легкие располагаются прямо под кожей и ничем не защищены. Сердечко ей за собранной искусственной грудиной уже спрятали, сосуды с лица доктор тоже пообещал убрать. "Вырастет красавицей, будет в школе олимпиады выигрывать, — обещает завотделением Олег Топилин. — Инвалидность? Да вы что! Лечение займет два-три года, но потом это будет совершенно здоровый ребенок".

А Глеб Соболев из Севастополя и москвич Матвей Истомин из больницы уже выписались. Но приехали на профилактический осмотр. Глебу 12, Матвею 16, а диагноз у них один — деформация грудной клетки. Она как бы провалилась внутрь, сдавливая легкие. "Наши врачи сказали: ждите — перерастет, — рассказывает бабушка Глеба Алла Лазарева. — Мы на свой страх и риск связались с Морозовской и нам очень быстро назначили операцию. А Матвей тревогу забил сам. Он профессионально занимался борьбой и стал замечать, что ему не хватает воздуха. Обоим парням вставили в грудь пластины, которые за два года они вернут кости грудины на место — и Матвей сможет вернуться к профессиональному спорту. А дышать полной грудью ребята могут уже сейчас.

Ежегодно в Морозовской детской больнице проходят лечение более 120 тысяч детей. Многим из них диагнозы ставят еще в приемном отделении — для этого у врачей есть дежурный аппарат МРТ, которым можно воспользоваться, пока оформляются документы. Между прочим, попасть в Морозовскую пациентом гораздо проще, чем устроиться на работу врачом. Оборудование в больнице стоит такое, что работать на нем могут лишь специалисты уровня "врач-виртуоз". Они и работают: 107 кандидатов и 48 докторов медицинских наук одновременно — такого штата больше ни в одной городской больнице нет.

Источник: rg.ru

0
comments powered by HyperComments