В Волгоградской области мать не может вернуть приемного сына

Четверо приемных детей из Волгоградской области год находились в социально-реабилитационном центре, куда их внезапно поместили органы опеки. После многочисленных судебных разбирательств, вмешательства журналистов и уполномоченного по защите прав ребенка Марине Кирьяновой удалось вернуть двух дочерей и сына, судьба четвертого под вопросом.

В Волгоградской области мать не может вернуть приемного сына

В июне прошлого года у приемного ребенка Кирьяновых Вити в детсаду хутора Заливский обнаружили на ноге пожелтевший синяк. Заведующая сразу сообщила об этом в управление образования, даже не спрашивая родителей, что произошло.

В тот же вечер к Кирьяновым пришли полицейские, а вскоре их пригласили на прием к психологу.

— Мы с мужем особо не обеспокоились, так как в этот центр я и раньше приходила с детьми — старшей дочерью, у которой были проблемы с одноклассниками, и как раз с Витей, которого взяли последним. В родной семье мальчик бродяжничал и ему было трудно играть вместе с другими детьми в садике, — рассказывает Марина Кирьянова.

В центре семью ждали полицейские с сотрудниками органа опеки, они беседовали с детьми до позднего вечера. Родителям присутствовать при разговоре запретили.

После этого приехал наряд полиции. По словам матери, детей стали буквально хватать. Сотрудники центра возмутились — так нельзя. Тогда семье в полном составе позволили уехать домой с уговором, что утром родители сами отвезут детей в реабилитационный центр для несовершеннолетних в Волгоград. Как ни странно, в нем оказался не один Виктор, а сразу все приемные дети Кирьяновых.

Первой девять лет назад Марина с мужем взяли Эльвиру — одногодку их родной дочери. У обеих девочек — порок сердца. Марина увидела будущую приемную дочку в больнице. И вскоре маленькая Эльвира переехала из дома малютки в семью. Кирьянова сама выросла в многодетной семье, и когда в 2014 году ей предложили взять мальчика, почти сразу согласилась. Семья жила в Котельниковском районе Волгоградской области, где с чиновниками у нее сложились добрые отношения. Так в семье появился сын Алексей, потом Ангелина, четвертым стал Витя.

Через два месяца после истории в детсаду против Кирьяновой возбудили административное дело, по которому ее приговорили к штрафу в пять тысяч рублей. После того как детей забрали, Марина Кирьянова обратилась в Октябрьский районный суд с просьбой вернуть их. Слушание состоялось лишь в августе, и решение было принято не в пользу матери. Но апелляционная инстанция отменила это решение из-за многочисленных процессуальных ошибок и противоречий. Областной суд в том числе учел, что обращение приемной матери о возврате детей и дело об "избиении" ребенка рассматривала одна и та же судья. Административное производство в отношении Кирьяновой было прекращено. Вскоре было вынесено положительное судебное решение и по вопросу возвращения троих из четверых детей в семью — с формулировкой "к немедленному исполнению".

Судьба же Вити снова зависит от чиновников из управления образования.

— Мы предлагали спросить ребенка прилюдно, с кем он хочет жить — с бабушкой или с нами. Но ничего не добились. При этом нам не дают с ним увидеться. Специалист органа опеки на мои слова, что нужно решить дальнейшую судьбу ребенка, ответила: "Что, это я должна решать?" А кто? — возникает вопрос.

Стиль общения с приемной матерью сотрудников опеки добрым не назовешь. Может, потому, что еще до случая в детском саду она буквально достала чиновников жалобами на задержку детских пособий, и тлеющий конфликт превратился в войну, как только возник подходящий повод?

Судьба Вити снова зависит от чиновников из управления образования

Удивил настрой представителей органа опеки и районного управления образования и корреспондента "РГ". Сотрудница опеки от разговора отказалась, сославшись на вышестоящее руководство, а начальник управления образования предложила написать письменный запрос. Как показывает журналистская практика, при таком подходе ответ можно ждать неделями, и, если он все-таки придет, это будет обычная отписка. В Заливском детсаду все также ссылались на инструкции.

Более открыто повела себя директор волгоградского реабилитационного центра для несовершеннолетних Анна Корчагина, выразив свое мнение в одном предложении:

— Если дети сегодня проживают в семье, это было их желание, значит, им там комфортно.

Комментарий

Нина Болдырева, уполномоченный по правам ребенка в Волгоградской области:

— По моему мнению, органу опеки нужно было убедить приемную мать написать заявление о том, что она согласна поместить Виктора в реабилитационный центр до выяснения всех обстоятельств произошедшего. Опека была бы приостановлена только над одним мальчиком, а остальные трое детей остались бы в семье. Мы направляли заключения в поддержку Кирьяновой в органы исполнительной власти и суды. Не в последнюю очередь на мое решение о поддержке Марины повлияло то, что старший приемный ребенок Эля воспитывается в этой семье с годовалого возраста. Интересы девочки в данном случае для меня были превыше всего. Что касается Вити, его возвращение к Кирьяновым возможно лишь при добровольном согласии его бабушки. Пока суд оставил решение вопроса о судьбе мальчика органу опеки и попечительства и его родным.

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.