Как исчезли уникальные ценности, вывезенные царской семьей на Урал

В августе 1917 года, за год до расстрела царской семьи в ночь с 16 на 17 июля 1918-го, Николаю II и его близким, находившимся под домашним арестом в Царском Селе, было объявлено о высылке в Тобольск. Отправляясь на Урал, семья императора взяла с собой и фамильные ценности…

Говоря о том, сколько бы сегодня могли стоить эти сокровища, эксперты меняются в лице: даже невозможно представить, особенно с учетом исторической значимости. В описи ценностей, найденных и изъятых большевиками в Тобольске, значится 154 предмета. Но что стало с этими сокровищами?

Дело за номером 2094 — "Романовские ценности" в трех томах, на 704 листах — само по себе бесценный экспонат той эпохи. С 8 февраля 1941 года дело находится в Свердловском архиве ФСБ. К отдельным его материалам имел доступ бывший директор Института истории и археологии УрО РАН Вениамин Алексеев. В свое время он входил в состав госкомиссии по извлечению останков царской семьи, и ему было позволено работать с документами под грифом "Совершенно секретно". Часть этих уникальных материалов Алексеев обнародовал в книге "Гибель царской семьи: мифы и реальность".

…В Тобольске Николая II и его семью разместили в бывшем генерал-губернаторском доме. К Романовым допустили священника местной церкви Алексея Васильева и настоятельницу Тобольского монастыря. Была вхожа в дом и ее помощница Марфа Ужинцева, она приносила семье императора продукты. Эта женщина и спасла в итоге сокровища царской семьи.

Из протокола допроса Ужинцевой Марфы Андреевны, 29 ноября 1933 года: "Весной 1918 года в марте или апреле месяце царицу и одну из дочерей увезли из Тобольска. В мае того же года увезли и остальных членов царской семьи. Перед увозом последних ко мне на монастырское подворье пришел камердинер царя Терентий Иванович Чемодуров и, передав небольшой сверток, попросил, чтобы я передала его игуменье монастыря. Вручая сверток, Чемодуров сказал, что в нем находятся ценности царской семьи, о чем я и сама догадывалась. Ценности эти хранились у игуменьи до весны 1923 года, когда был закрыт монастырь. Игуменья передала мне ценности царской семьи, попросив сохранить их до тех пор, когда установится настоящая власть. Я взяла сверток, крепко обмотала его полотенцем и спустила в колодец на монастырском огороде. Вскоре я была арестована и просидела в тюрьме 18 суток. Сидя в тюрьме, я очень беспокоилась за ценности, боялась, что они испортятся в колодезной воде. Как только меня освободили, я сразу бросилась в монастырь, на огород, к колодцу. Вытащив ценности из колодца, я зарыла их в могиле на монастырском кладбище. Успокоиться я, однако, не могла, все время боялась, как бы их не украли. От страха потеряла и сон, и аппетит, и память и, смутившись совсем, решила бросить ценности в реку Иртыш. Перед тем как исполнить это решение, я обратилась за советом к Василию Михайловичу Корнилову, местному рыбопромышленнику, который был связан с нашим монастырем и с которым я была знакома. Когда я сказала о своем решении Василию Михайловичу, он страшно испугался и замахал на меня руками: "Что ты, что ты?! Ведь установится настоящий порядок, настоящая власть тогда с тебя отчет спросит. Я совсем растерялась, не знала, что делать. Потом попросила Василия Михайловича взять ценности на хранение себе. Он сначала отказывался, потом дал согласие временно сохранять их у себя. Через несколько дней после разговора с Корниловым я пришла к нему на квартиру. Принесла с собой ценности, две стеклянных банки и два туеска. В эти банки и туески я переложила ценности из свертка. Спустилась с Василием Михайловичем в подполье и там вместе и зарыли их. Через некоторое время Корнилов уехал из Тобольска. В его квартире поселились новые незнакомые мне жильцы".

Марфа Ужинцева до конца скрывала, что закопал ценности Василий Корнилов, она не хотела его подводить. Марфа Ужинцева и Василий Корнилов действительно были безупречно честны, из несметных сокровищ, как следует из материалов дела, себе не взяли ни камешка.

Чем завершилось это дело, догадаться несложно. Сначала Марфу и Василия осудили как расхитителей государственных ценностей, а в 1937 году расстреляли как "врагов народа". Всего по делу N 2094 проходил 21 человек. Как следует из материалов дела, большевики предполагали, что были еще ценности, вынесенные из генерал-губернаторского дома в Тобольске. Долго искали, например, золотую шпагу наследника престола, но так и не нашли. В Екатеринбурге после расстрела царской семьи ОГРПУ по Уралу передала в Гохран еще часть фамильных ценностей. Уже не столь значительных, как те, что были обнаружены в Тобольском кладе. Шокирует при этом признание Юровского о том, как это было.

Из рассказа Я.М. Юровского, 1 февраля 1934 года: "…Когда стрельбу приостановили, то оказалось, что дочери, Александра Федоровна и, кажется, фрейлина Демидова, а также Алексей были еще живы. Тогда приступили достреливать (чтобы было поменьше крови, я заранее предложил стрелять в область сердца). Алексей так и остался сидеть окаменевший, я его пристрелил. А в дочерей стреляли, но ничего не выходило, тогда Ермаков пустил в ход штык. И это не помогло, тогда их пристрелили, стреляя в голову. Причину того, что расстрел дочерей и Александры Федоровны был затруднен, я выяснил уже только в лесу. Когда стали раздевать, то обнаружили, что на дочерях и Александре Федоровне были лифы, хорошо сделанные из сплошных бриллиантовых и других ценных камней, представляющие из себя не только вместилища для ценностей, но и вместе с тем защитные панцири…"

Использованы документы из книги В. Алексеева "Гибель царской семьи: мифы и реальность". Фото: Борис Ярков, по материалам, предоставленным Экспертно-криминалистическим центром ГУ МВД России по Свердловской области.

Что стало с ценностями Романовых?

Николай Неуймин, заведующий отделом династии Романовых Свердловского областного краеведческого музея:

— Абсолютно точно известно, что все ценности царской семьи, проходившие по материалам дела в Тобольске, были переданы ОГПУ по Уралу в Гохран — Государственное хранилище ценностей. Цена их, определенная большевиками более чем в три миллиона царских рублей, конечно, по сути, составляет цену лома. Меня впечатлил один из архивных снимков изъятых ценностей. На нем стол буквально усыпан бриллиантами и золотом. Только вдумайтесь, что значит бриллиант в 100 карат? Для сравнения, бриллиант "Орлов", в свое время инкрустированный в императорский скипетр Екатерины II, — жемчужина сегодняшней коллекции Алмазного фонда весом 199,6 карата. Сокровища, найденные в Тобольске, имеют не меньшую ценность. Самое поразительное, что судьба этого клада сегодня неизвестна. Еще в 1970-е годы судьбой одного из бриллиантов из описи ценностей заинтересовался министр внутренних дел СССР Щелоков. И поручил своему консультанту Гелию Рябову (впоследствии одному из первооткрывателей захоронения царской семьи) провести расследование. Но и оно ни к чему не привело. Судьба ценностей неизвестна.

Общество История

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.