Крымские археологи усомнились в компетентности поисковых отрядов

С момента возвращения Крыма в состав России, благодаря экспедициям поисковых отрядов, восстановлена историческая справедливость и захоронены останки сотен воинов, погибших в годы Великой Отечественной войны. Но методы работы поисковиков вызывают все больше претензий у профессиональных археологов. Они считают, что механическое раскапывание останков без научного документирования каждого этапа таких работ стирает целые страницы истории.

Крымские археологи усомнились в компетентности поисковых отрядов

А что потом?

Этот давно тлеющий конфликт снова перешел в публичную плоскость с началом нового археологического сезона.

— Поисковые отряды — это легальная деятельность, но ее формы с позиции археологии вызывают очень и очень много вопросов, — говорит декан исторического факультета Таврической академии КФУ Александр Герцен. — Поисковики — это люди с большим энтузиазмом, подкрепленным деньгами, но говорить об их профессиональной подготовке приходится с большой натяжкой.

По мнению историков, непрофессиональные действия общественников с лопатами на месте боевых действий навсегда стирают для потомков истинную картину событий. В наши дни поисковых отрядов становится все больше, и они уже наступают на пятки археологам.

— Расширился фронт работ поисковиков, и если при Украине они должны были брать разрешение на раскопки, то в России порядок другой, — говорит директор научно-исследовательского центра истории и археологии Крыма КФУ Александр Айбабин. — Люди нигде не регистрируются, разбивают лагеря, ведут раскопки, попутно залезают на археологические памятники, и, по-моему, правоохранительные органы должны внимательнее за ними наблюдать и заставлять регистрироваться. Иначе скоро и памятников не останется.

Проблема совсем не надуманная, уверены археологи. В научной среде бьют тревогу по поводу засилья непрофессиональных копателей, действующих под флагом поискового движения.

— На последних военно-исторических конференциях в Керченском заповеднике археологи буквально негодовали, — говорит Александр Герцен. — Предположим, найдены захоронения или артефакты в окопе или землянке, раскрывшие героическую картину боя. Но куда дальше деваются эти материалы? Как они обрабатываются с исторической точки зрения?

Поиск — это только первый шаг, напоминают ученые, а археолог заботится не только об исследовании и получении коллекции находок, а прежде всего о раскрытии исторического контекста, полной информации о событии. Пора положить конец дилетантству, считают историки. В конце концов, объекты Великой Отечественной войны уже входят в понятие "археологическое наследие", потому что прошло более 50 лет с момента этих событий. А значит, на все места сражений должно распространяться действие законов об охране археологического наследия.

Порядок военный

С большинством претензий поисковики категорически не согласны. А сама постановка вопросов, по их мнению, свидетельствует о незнании профессиональными историками российского законодательства. А оно действительно концептуально отличается от того, что было еще пять лет назад.

— В украинский период эти действия регламентировались законом об охране культурного наследия. К поисковым работам относились как к изучению исторического источника, каковым было поле боя, — рассказал "РГ" глава региональной организации Поискового движения России Владимир Симонов. — А в России основной закон для поисковиков — это "Закон об увековечении памяти погибших при защите Отечества". Именно поэтому главный курирующий орган — Министерство обороны РФ, а не Министерство культуры, как на Украине.

На самом деле заниматься раскопками тоже могут далеко не все желающие. Копать имеют право общественные и общественно-государственные организации, в уставах которых предусмотрена такая деятельность. Для этого они должны как минимум зарегистрироваться в Министерстве юстиции РФ. И это только необходимое, но недостаточное условие. Приказ Минобороны N845 от 19 ноября 2014 года досконально и дотошно, как могут только военные, расписывает каждый шаг поисковиков.

Например, протокол об эксгумации предписывает, как обращаться с останками бойцов, обязывает проводить фотофиксацию каждого этапа работ и все детально документировать. Кстати, личные вещи, награды, смертные медальоны, все, что может идентифицировать погибшего, передают родственникам найденных солдат. Если же их отыскать невозможно, то такие находки отправляют в органы военного управления. Иногда их сдают в государственные музеи, но есть немало и общественных. Исключение составляют оружие и боеприпасы, которые сдают полиции. До 1 ноября текущего года все поисковые организации обязаны отчитаться за прошедший сезон и подать на согласование планы работ будущего года. И не дай бог не уложиться в сроки.

Разрешения у местных властей поисковики спрашивать не должны, но поставить их в известность о своих планах они обязаны. И если в отношении конкретной организации есть уголовное производство по статьям УК о незаконном обороте оружия, взрывчатых веществ или незаконных раскопках, ей могут отказать. Иначе информацию о раскопках местные органы власти просто принимают к сведению, и только после этого работа на местах сражений начинается.

Сравнения не корректны

Но, пожалуй, больше всего поисковиков задевает за живое упрек в том, что они не систематизируют результаты своей работы. Всероссийский информационный центр в Казани собирает и обобщает абсолютно всю информацию от поисковых отрядов. Эти сведения формируются в виде интерактивной карты с различными нюансами, с включением огромного массива информации. Множество публикаций выходят на специализированных сайтах и в печатных бюллетенях. Есть в Крыму и примеры издания полных научных отчетов поисковых организаций, обнародованных с помощью археологического фонда "Деметра".

— Некорректно сравнивать поисковиков с археологами, — считает Владимир Симонов. — Археолог — это государственный человек, работающий за зарплату. Он сидит в кабинете и составляет отчет о проделанной работе. Поисковики — это общественники. Они находят деньги на работу и потом придают свои результаты гласности в доступной для них форме. Формы просто разные. Станут ли эти данные научным достоянием, зависит от профессиональных историков.

И все же кое в чем поисковики согласны с профессиональными историками. Поисковое движение разрозненно, и далеко не всегда под эти знамена встают люди с чистыми помыслами.

— Из-за резкого увеличения количества поисковиков в Крыму и за его пределами проблема действительно есть, — говорит Владимир Симонов. — У всех поисковиков должны быть утвержденные минобороны планы. Задача местной власти — их проверить. А делает ли это кто-то, я не знаю. Ситуация действительно сложная, могу с этим согласиться.

Поисковое движение России готово оказывать помощь, консультировать региональные власти по юридическим нюансам работы поисковых отрядов в Крыму, но пока за такой помощью никто не обращался.

Общество История В регионах

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.