В Перми обнаружен тайный церковный архив

История архива, который чудом уцелел в период богоборческих гонений и много лет бережно сохранялся и пополнялся в пермской семье Пайновых-Поповых-Тюшевых, поражает своей обыденностью и одновременно скрытой в ней загадкой. Или загадками — ведь многие документы и фото пока даже не разобраны до конца.

В Перми обнаружен тайный церковный архив

Свидетели времени

Три года назад в почтенных летах скончалась прихожанка Свято-Троицкого кафедрального собора Валентина Попова. Она оставила после себя иконы, множество, буквально мешки, пожелтевших старинных фото, рукописных тетрадок, открыток, писем, напечатанных на машинке документов. По счастью, все это оказалось не на помойке, а в руках опытного краеведа Татьяны Морозовой. Большую помощь в разборе и изучении архива оказал известный пермский журналист Вячеслав Дегтярников.

Как очень скоро выяснилось, иконы когда-то принадлежали священномученику архиепископу Пермскому и Кунгурскому Андронику (Никольскому). Три из них — Божией Матери "Споручница грешных", святителя Стефана Великопермского и преподобной Анны Кашинской — находятся в одном вертикальном киоте. Келейным образом владыки Андроника была сохранившаяся в семье Пайновых-Поповых-Тюшевых Березовская икона святителя Николая Чудотворца, написанная "в меру и размер" утраченного ныне оригинала второй половины XIX века.

Документы и снимки тоже оказались весьма непростыми. Чего стоит, например, фото гордости мировой медицины, великого советского хирурга святителя Луки (Войно-Ясенецкого), архиепископа Симферопольского и Крымского. Надпись на обороте фото гласит: "Анне Васильевне Звягиной на молитвенную память. Архиепископ Лука. 13. VI.51". Анна Звягина — мать Валентины Поповой, как следует из документов архива, состояла в переписке со многими видными иерархами Русской православной церкви.

Или фото славной обители в Пюхтице (Эстония). Этот монастырь знаменит тем, что с момента основания в 1891 году ни разу не прерывал служения и не закрывался в советское время. Пюхтицкий Успенский монастырь ценил будущий Святейший Патриарх Алексий II, в ту пору митрополит Таллинский и Эстонский. Но что связывает пермских верующих с эстонской обителью?

— Стало понятно, что нам предстоит серьезная и кропотливая работа. Ведь, случайно или неслучайно, в Пермском крае обнаружен большой массив неофициальных документов, которые могут пролить свет на многие страницы церковной и общественно-политической истории первой половины прошлого века, — говорит Вячеслав Дегтярников. — У человека, хотя бы поверхностно знакомого с источниковедением, сразу возникает ассоциация с так называемыми палимпсестами, пергаментами Темных веков. Первоначальные священные тексты на них из-за ценности и нехватки бумаги порой выскабливали полуграмотные писцы. Но огненное Слово нет-нет да и проглядывало из-под незатейливого творчества придворных хронистов или плутоватых расчетов королевских казначеев. И ждало своего часа — и своих исследователей.

И тьма не объяла их

Ждут исследователей и пока еще сокрытые в тайном архиве факты. Например, те, что могут пролить свет на загадку места погребения священномученика Андроника.

В мешках с документами найдены рукописные тетрадки — воспоминания тайной схимонахини Марии (Силиной), бывшей насельницы Богородице-Казанского Бахаревского монастыря. В 1946 году она отметила, что был у нее один из убийц владыки, каялся в содеянном и утверждал: мученика схоронили не там, где все думают. Переводя на современную пермскую топонимику, не в районе нынешней "Велты", а где-то в окрестностях ипподрома.

Источник, несомненно, заслуживает внимания, ведь мать Мария была одной из доверенных духовных дочерей архимандрита Тавриона (Батозского), подвижника церкви, пытавшегося возродить монашество в 30-х годах XX века. Платой за это стали тюрьма, лагерь и ссылка. Не просто так находящийся на нелегальном положении отец Таврион сообщал в Пермь: "Писать мне очень опасно, я воздерживаюсь от переписки и совсем ее прекращаю, кроме самой экстренной". В архиве Пайновых-Поповых-Тюшевых есть поздравление от архимандрита с Рождеством, а также более позднее его фото. Лицо человека на снимке спокойно и даже хранит веселое выражение. А ведь за плечами архимандрита — год тюрьмы и 26 лет лагерей.

Русское священство в буквальном смысле шло на Голгофу, однако сочувствовали ему немногие, большинство взирало равнодушно, озабоченное своими бедами. Но искра духовного огня не потухла. И подобный невероятный пример есть среди биографий героев архива Пайновых-Поповых-Тюшевых. Практически перед гибелью священномученик Белогорья игумен Варлаам сумел передать прихожанке — будущей тайной монахине Ефросинии святые дары. Преподобный пренебрег буквой канона, но следовал его духу. Прощаясь с матушкой, отец Варлаам сказал: "Храни сие и передай молодому священнику Борису. Это будет много лет спустя. Он тебя исповедает, и ты отойдешь ко Господу!"

Пророчество игумена сбылось. Ефросиния жила несколько десятилетий в тайном скиту, недалеко от разоренной Белогорской обители. Однажды, когда уже миновали открытые гонения, монахиня пришла на исповедь — к будущему протоиерею Борису Бартову. Передала ему дары — и тем исполнила пророчество. Вскоре Ефросиния умерла.

Пора открыть двери

Тайных скитов вокруг Белогорья было немало. Их насельников периодически вылавливали и водворяли в места не столь отдаленные. Но ряды безвестных подвижников не редели. Историки подтверждают — доказательства этого факта встречаются в следственных делах ГПУ-НКВД. То же говорят и люди.

Среди прихожан Белогорья бытует история о местном жителе, который в 1960-е годы нашел в лесу уединенную келью. Он затеплил лучинку, осмотрелся — и обнаружил в пещерке потайную дверь.

С усилием открыв ее, увидел нетленные мощи некоего безвестного монаха. С трепетом закрыл он дверь и покинул пещерку. Но потом уже не смог найти вход в нее.

Снятие покровов тайны и открытие подобных символических дверей — цель работы краеведов и историков.

Вячеслав Дегтярников, краевед, журналист:

— Архив, с которым мы работаем, обладает удивительным свойством — он продолжает пополняться. Документы разместят в постоянной экспозиции в причтовом доме храма Святого Великомученика Георгия Победоносца, что на улице 25-го Октября. Люди понимают особое значение этого собрания и осознают, что все прибавленное к нему будет сохранено. И несут дорогие им фото, документы, даже личные вещи, имеющие отношение к пермской и российской церковной истории. Например, гимнастерку, в которой будущий схимонах Кукша (в миру Николай Букирев) вернулся с Великой Отечественной войны. А вот целая история с чудесным возвращением посоха владыки Афанасия, архиепископа Пермского и Соликамского. Благодаря Валентине Поповой военнослужащий, отбывающий в трудную командировку на Кавказ, смог встретиться с владыкой и получил его благословение. Уже после смерти архиепископа вернувшийся в Пермь военный (он не погиб чудом, на поле боя остались почти все его сослуживцы) получил на сохранение от душеприказчиков владыки посох Афанасия. Недавно, узнав об обретенном архиве и создаваемом при храме Святого Георгия музее, ветеран чеченской войны принес архиерейский посох в дар. Даже при поверхностном изучении видно, что это дореволюционная работа. Возможно, посох владыки Афанасия принадлежал кому-то из иерархов или даже новомучеников Русской православной церкви. Нужно серьезное исследование сохраненной реликвии. Необходимо также продолжать работу с архивом. Несомненно, экспертам-историкам удастся пролить свет на многие факты новейшей церковной и общественно-политической истории страны. Валентине Поповой на закате ее жизни очень нравились благие перемены в Белогорском монастыре. Она видела монастырь таким, каким видели ее родители. Многолетние труды ученых и реставраторов, привлеченных некоммерческим фондом поддержки воссоздания Крестовоздвиженского собора Белогорского монастыря "Белая гора", уже принесли плоды.

Общество Религия Общество История В регионах

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.