Радзиховский: Большая наука — вопрос качества существования в XXI веке

1-9 августа прошел 28-й Всемирный математический конгресс. Накануне конгресса собралась генеральная ассамблея Международного математического союза, которая приняла решение, что следующий 29-й Всемирный конгресс в 2022 г. пройдет в России, в Санкт-Петербурге.

Это событие осталось совершенно незамеченным. Интерес к математическим конгрессам и, скажем, ЧМ по футболу обратно пропорционален значению математики и футбола для жизни Человечества. Это естественно: битва на поле зрелищна, в ней все разбираются, "драма идей" совершенно невыразительна внешне — стоит какой-то очкарик, что-то абсолютно никому непонятное пишет. Так что СМИ и публика вполне адекватны в своем равнодушии. Да и математики не стремятся к популярности, у них своих проблем хватает.

Не стоит много говорить о значении математики — грамматики науки. Самыми фундаментальными (и загадочными!) фактами Человеческой Истории являются три: что внешний Мир логически непротиворечив (и следовательно, Логика — адекватный инструмент для его описания), что он исчислим (следовательно Числа — адекватный инструмент для описания Мира), что Логика и Математика постижимы для вида Хомо. Эйнштейна эти факты приводили к вере в Бога "который проявляет себя в закономерной гармонии бытия".

Но как ни равнодушна публика к "темной материи математики", некоторый патриотически-спортивный азарт все равно вызывает "соревнование национальных научных сборных". Здесь тоже, конечно, много условностей. Наука (особенно математика) космополитична в прямом смысле: Законы Математики не имеют "географических координат", в отличие от УПК они исполняются не "в этом Государстве, где их придумали", а в этом Космосе. А ученые, похоже, самая космополитическая профессия в Мире. Говорят на своем едином птичьем языке ("и немного по-английски"), связаны в единую Мировую Сеть без границ. Да и работает ученый высшего уровня, как правило, одновременно в нескольких странах. "Где родился — там и сгодился" — не про эту профессию. Понятно, что как человек ученый может быть патриотом, националистом и т.д., но к его РАБОТЕ эти личные вкусы отношения не имеют.

Большая наука — вопрос качества существования в XXI веке

Но если Наука по целям, методам, языку и кадрам вненациональна, то это никак не значит, что она не важна для государств. Прямо наоборот — наука сегодня важнейший ресурс любого Государства. Большой спорт — атрибут престижа. Большая наука — вопрос качества существования в XXI веке. Не территория, не население, не армия, а тесно связанные наука, технологии и культура определяют в наше время к какой категории относится данная страна — к тем, кто двигает за собой других, или к тем, кого двигают за собой (хочет он этого или нет) другие.

"Мозг нации" — метафора широкая, включает много разных слоев, аспектов. Но то, что важную часть "коры головного мозга страны" определяет ее научное сообщество, это бесспорно. Речь идет именно о плотности интеллектуальной среды, которая необходима для самовоспроизводства науки (научные школы), для того, чтобы поддерживался "рациональный тонус" общества.

В СССР наука была развита очень неравномерно. Но вот математика (и неотделимые от нее матфизика и теорфизика) были очень сильными, конкурентоспособными. По аналогии с советским спортом их можно сравнить с хоккеем. И как хоккеисты, так математики и физики-теоретики, востребованные в Мире, после подъема железного шлюза в этот Мир и хлынули в большом количестве. Это не специфика России — "научных тюрем" в мире больше нет, ученые свободно перемещаются по Шарику. Но проблема в том, что из стран третьего Мира (Индия, Иран, Латинская Америка) они, как правило, уезжают в США или ЕС безвозвратно, что и называют "утечкой мозгов". А в странах ЕС — не так. Оттуда тоже идет отток в США, но, во-первых, многие возвращаются, а главное — их место занимают "научные гастарбайтеры" из того самого третьего Мира. И Россия здесь выступает как раз как страна третьего Мира — от нас-то уезжают, а вот к нам "подтока мозгов" незаметно.

Немного статистики. На 28-м Конгрессе было прочитано 22 Пленарных доклада. 11 — из США (причем среди американских докладчиков было по одному "научному мигранту" из Англии, Франции, России и Индии). По 3 — из Германии и Франции (среди германских ученых один из Австралии, среди французов один индус), 2 из Израиля, по 1 из Италии, Швейцарии и Бразилии (Конгресс проходил в Рио-де-Жанейро). Российских пленарных докладчиков не было.

Вообще на 8 последних Конгрессах российские и бывшие советские ученые прочитали 16 пленарных докладов, но из них только 4 (академики Паршин, Фаддеев, Васильев и профессор Фейгин представляли РФ; 1 — Францию и 11 имели основное место работы в США).

Среди бывших советских математиков 9 лауреатов Филдсовской премии

Для сравнения: на 8 Конгрессах (1954-1983) советские ученые прочитали 27 пленарных докладов, причем И. Гельфанд — 3 доклада, Вл. Арнольд и Л. Понтрягин — по 2 доклада. Советская школа была сильнейшей в Мире после США.

Такая же картина и с лауреатами высших международных премий. Скажем, среди бывших советских математиков 9 лауреатов Филдсовской премии, больше — только американцев. Но из этих 9 лишь у С. Новикова главная работа в России (кроме того, он — профессор Мэрилендского университета США) и еще 2 — С. Смирнов и А. Окуньков наряду с основной работой в Женевском и Колумбийском (Нью-Йорк) университетах возглавляют лаборатории в Петербурге и Москве.

Обратима ли ситуация? Сейчас кое-что для этого делается, но нужны расходы. Формула "денег нет, но вы держитесь" в науке не прошла экспериментальную проверку.

Общество Наука Колонка Леонида Радзиховского

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.