Государство значительно увеличит финансирование борьбы с раком

Доступность онкологической помощи — одна из самых болезненных проблем в российском здравоохранении. Несмотря на то что результаты лечения рака неуклонно улучшаются, а смертность от многих его видов сокращается, до сих пор она высока, а многими людьми это заболевание воспринимается как смертный приговор.

Государство значительно увеличит финансирование борьбы с раком

Не случайно в последнее время вопросу обеспечения больных современным высококачественным лечением уделяет большое внимание руководство страны. В марте с.г. президент Владимир Путин в своем Послании Федеральному Собранию предложил реализовать специальную общенациональную программу по борьбе с раком, провести модернизацию наших онкоцентров и выстроить современную комплексную систему от ранней диагностики до своевременного эффективного лечения.

В майском указе 2018 года среди приоритетов здравоохранения он вновь назвал борьбу с раком и поставил конкретную цель — снизить смертность от него к 2024 году со 197,1 случая на 100 тысяч населения до 185 случаев, то есть примерно на шесть процентов.

15 марта этого года в Российской академии наук прошла большая научная конференция, посвященная формированию Национальной стратегии по борьбе с онкологическими заболеваниями. В ней приняли участие все ведущие специалисты в области онкологии, а министр здравоохранения Вероника Скворцова сообщила, что стратегия будет готова к декабрю текущего года. Готовится и национальная программа по борьбе с раком.

Наконец, в ходе прямой линии 7 июня этого года президент обозначил финансовые параметры этой программы — для ее реализации потребуется триллион рублей. Президент также отметил, что лекарственные препараты, в том числе для химиотерапии, должны соответствовать современным требованиям.

— Как бы мы ни развивали профилактику и раннюю диагностику рака, примерно у половины онкологических больных будут метастатические формы, — говорит исполнительный директор Российского общества клинической онкологии Илья Тимофеев.

— Это значит, что они потребуют длительного лечения. И увеличить продолжительность их жизни могут только новые возможности лучевого и хирургического лечения, а также инновационные лекарственные препараты, которые должны быть доступны и у нас в России. Сегодня они доступны далеко не всем, кто в них нуждается. Я надеюсь, что с принятием национальной программы ситуация будет меняться.

— Лечение онкологических больных стоит на трех китах — хирургия, лучевая терапия и лекарства, — напоминает президент ассоциации онкологических пациентов "Здравствуй!" Ирина Боровова. — Первые два имеют локальное воздействие на опухоль, а лекарственная терапия помогает закрепить процесс. За последние годы именно лекарственная терапия сделала колоссальный прорыв: появились таргетные препараты, которые прицельно воздействуют на раковые клетки, не задевая здоровые, появилась иммунотерапия, которая поддерживает борьбу организма человека с опухолевым процессом. К сожалению, далеко не сразу они появляются у нас в стране, для этого нужно дождаться их включения в перечни. А этот процесс не всегда понятный и прозрачный. Мы, пациенты, получили право присутствовать на заседаниях комиссии по формированию перечней. Но нам не всегда понятны критерии, по которым одни препараты включают в перечни, а другие нет.

В указе президента России от 7 мая 2018 года поставлен ориентир — к 2024 году снизить смертность от рака на шесть процентов

— Эта проблема остро стоит и в онкогематологии. К примеру, для больных хроническим миелолейкозом базовой терапии не существует, — подчеркивает председатель Общероссийской общественной организации онкогематологии "Содействие" Лилия Матвеева. — А инновационные препараты, которые позволяют продлить жизнь этим больным — молодым, трудоспособным людям — доступны далеко не все, поскольку они не внесены в перечни, по которым осуществляются госзакупки препаратов. Помимо этого остро стоит вопрос ранней диагностики и мониторинга состояния больных. Поставить диагноз — это одно дело. Но в процессе лечения очень важен лабораторный контроль, чтобы понимать, как препарат работает. Не приняты многие стандарты лечения разных форм рака.

90 процентов — шанс на выздоровление, если рак обнаружен на ранней стадии

— Онкологическое лечение дорого, часто в регионах средств на него недостаточно — это известно, но порой даже имеющиеся деньги мы расходуем совершенно неадекватно, — считает главный научный сотрудник отделения клинической фармакологии и химиотерапии Научного медицинского исследовательского центра онкологии им. Н.Н. Блохина Алексей Трякин. — Например, позитронно-эмиссионный томограф (ПЭТ) — это замечательный метод, но у него есть четкие показания. Его ввели в программу ОМС, и все частные ПЭТ-центры бросились работать по квотам. Доходит до абсурда, когда чтобы выполнить обычное КТ, пациент должен ждать полгода, зато ПЭТ/КТ, которое дороже в десять раз, ему выполняют через неделю, хотя оно на самом деле не требуется. И выполняют, потому что есть директива сверху от управления здравоохранения, что нужно выполнять эти квоты. Так мы тратим деньги совершенно напрасно. Теперь все разговоры идут о том, как потратить этот самый триллион рублей. Чуть ли не в каждом регионе хотят построить центры протонной терапии, хотя у нее практически нет никаких преимуществ перед обычной лучевой терапией. На всю страну нам было бы вполне достаточно одного центра протонной терапии. И таких организационных просчетов немало.

Проблема недостаточного финансирования онкологии сохраняется, хотя государственное финансирование борьбы с раком ежегодно увеличивается, отмечает директор по медицине компании "Сбербанк страхование жизни" Екатерина Коломенцева. По статистике, каждая третья упаковка препаратов от рака приобретается за счет пациента.

— Страховые компании понимают, что будущее борьбы с онкологическими заболеваниями в софинансировании, государственно-частном партнерстве, — говорит она. — Сейчас набирает популярность онкострахование, когда страховая компания в случае диагностирования заболевания производит клиенту выплату. В программу страхования можно включить возможность получения лечения и в России, и за рубежом. Это помогает избежать потери времени и получить помощь в лучших клиниках, при этом исключая прямые расходы клиента на лечение. Другая сторона онкострахования — это диагностика. Страховые продукты могут содержать возможность прохождения регулярного обследования в формате check up, что положительно влияет на выявление рака на ранних стадиях. В связи с этим значительно возрастает эффективность лечения. Максимальный шанс на выздоровление — около 90 процентов — имеют пациенты, у которых рак обнаруживают на первой стадии. На второй стадии вероятность успешного лечения снижается до 75 процентов, на третьей — до 55, а на четвертой — до 13 процентов. В связи с этим подавляющее количество страховщиков предлагают такую услугу, как получение второго медицинского мнения, позволяющего сократить сроки начала лечения при постановке онкологического диагноза. Содействие страховых компаний заключается в том, что они стимулируют развитие ранней диагностики онкологических заболеваний, а в случае постановки диагноза берут на себя полностью или частично расходы по лечению. Тем самым они выполняют важную социальную функцию, помогая и системе обязательного медицинского страхования, и гражданам.

Общество Здоровье

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.