Не стало философа Зинаиды Миркиной

21 сентября ровно в полдень ушла от нас Зинаида Александровна Миркина, вдова известного философа Григория Померанца, соавтор его книги «Великие религии мира», уникальный поэт, сказочница, переводчик…

Не стало философа Зинаиды Миркиной

Сказать о ней умерла — не могу. Вся ее поэзия (это 17 сборников) — о бессмертии человеческой души. Ее стихи недаром называют псалмами. Она обращается к Богу не с мольбой, никогда не просит Его ни о чем, полностью доверяя. Бог сам знает, что человеку лучше. А человеку, по убеждению Миркиной, надо одно: "Полюби Бога всем сердцем и можешь делать что угодно — нравственные законы написаны в наших сердцах как на скрижалях". На мой банальный вопрос "верите ли вы в Бога?" отвечала: "Я не верю, я знаю Бога".

О том, как 19-летняя студентка из сугубо атеистической семьи никогда не читавшая Евангелие вдруг пришла к Богу, она рассказывала не раз: и в телепередачах, и в газетных статьях. Убедительный рассказ о случившемся с нею Чуде можно прочесть на сайте "Миркина — Померанц". Существует огромное интернет-сообщество почитателей Миркиной и Померанца, а в Музее мецената в Москве больше 20 лет собирались люди разных возрастов, чтобы услышать их духоподъемные лекции. Пять лет назад Зинаида Александровна осталась одна. Работать старалась за двоих — за себя и за Померанца. Именно в эти годы вышли ее страстные публицистические статьи о необходимости духовного преображения общества. Без духовной революции любая другая революция, как доказывает многострадальная история человечества, захлебывается в потоках крови и взрывах ненависти. "…Когда б вы догадались, сколько зла скрывается в одной фальшивой ноте, вы бросили бы все свои дела и стали помогать моей работе".

Ей шел 93-й год, болезнь, мучавшая ее с юности, часто давала о себе знать, но Зинаида Александровна с удивительным мужеством побеждала боль, старалась каждое утро выйти в соседний с домом лес. Она умела говорить с деревьями, лес был для нее как храм. Всегда возвращалась домой с несколькими стихотворениями, которые оставалось только записать. "И будто продиктованные строчки ложатся в белоснежную тетрадь". Самым желанным подарком была для нее чистая тетрадь или блокнот. Невыносимой стала болезнь в последние месяцы. Но когда пошла речь о том, чтобы Зинаиду Александровну поместить в Первый московский хоспис, славящийся своим уходом за больными, мгновенно образовалась очередь друзей, желающих быть сиделками. Духовная дочь, профессор из Норвегии, прилетала за эти месяцы трижды, учительница из Калининграда — дважды, преподаватель ВГИКа, давний друг семьи, не отходил ни на шаг.

Все три месяца у постели больной (нет, она перемещалась в кресло) шла непрерывная напряженная работа. Ее духовные дети по очереди читали вслух книги ее стихов. Последняя, 17-я книга "Озвученная тишина" вышла за три дня до ее кончины. Миркина хотела успеть собрать лучшие стихи в "Избранное". С какой строгой взыскательностью отметала она большую часть стихов, с какой четкостью правила некоторые строки. Никогда не забуду, какая светлая это была Литургия. Сборник "Избранное" будет называться "Открытая дверь".

Общество Утраты

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.