12 октября Сеченовский университет отмечает юбилей

Уже 260 лет Сеченовский университет не только законодатель основных идей подготовки врачей, но и развития медицинской науки, службы здоровья.

12 октября Сеченовский университет отмечает юбилей

Нужен новый врач

Петр Витальевич, какие врачи нужны сегодня? Как их готовить? У Сеченовки есть свой рецепт?

Петр Глыбочко: Есть. Но мне хочется начать с больных вопросов организации нашего здравоохранения. Да, где-то есть проблемы недофинансирования, где-то не хватает кадров. Но беда не в том, что мы недостаточно готовим сегодня специалистов. В советское время в высшие учебные заведения поступало 30-40 процентов выпускников школ. Сегодня таких почти 90 процентов. А специалистов нет. Мы выделяем целевые места, а специалистов опять нет. Cтоит пристальнее взглянуть на организацию здравоохранения. Как эти специалисты востребованы на местах? Какие им создаются социальные условия? Почему они не едут по назначению и так далее.

Говорила с несколькими студентами, не москвичами. Они не собираются возвращаться туда, откуда приехали.

Петр Глыбочко: У меня недавно была встреча с руководством Роспотребнадзора Москвы. В этом ведомстве больше 100 вакантных ставок. Вроде бы Москва. Есть медико-профилактический факультет в университете. А студенты не идут. Почему? Оказалось, нет условий для прохождения практики в закрытых учреждениях этого ведомства. Студенты не знают, что такое Роспотребнадзор Москвы, чем он занимается. Мы подписали соглашение с Роспотребнадзором, создали школу мастерства для этого направления. Наши студенты будут в ней проходить практику и обучение. Я вам гарантию даю: они пойдут туда на работу. Скажете: в Москве деньги есть, вот вы и создаете. Деньги важны. Но кроме них должна быть организация процесса, должна быть разработана система: от школы до трудоустройства в поликлиники и стационары столицы. Мы эту систему создали через медико-биологические классы, предуниверсарии, сдачу экзамена. Начиная с 5-го курса студенты идут в школу профессионального роста, которую мы создали. Есть договор с департаментом здравоохранения столицы. Он определяет места, где студенты должны во внеучебное время проходить практику. За это им доплачивают.

А если это не Москва?

Петр Глыбочко: Кто мешает работать, как мы, со старшеклассниками? Денег для этого больших не надо. Тем более что многие старшеклассники хотят стать врачами. Наша профессия вышла на первое место по востребованности среди молодежи.

Хотят. Но в Москве. Даже те, кто поступил в вуз по целевому направлению, не собираются ее покидать. Получают диплом и тут же обзаводятся откреплением, оседают в столице.

Петр Глыбочко: Как вы думаете, где получают это открепление? На уровне министерства здравоохранения региона.

Нужен новый врач: молекулярный диетолог, нанофармаколог, биотехнолог

Регионы не заинтересованы, чтобы приходили специалисты?

Петр Глыбочко: Заинтересованы. Но ответственности за это нет. А должна быть! Если выдано 30 целевых направлений, значит, 30 человек и должны прийти по окончании вуза. Нужен контроль, повторюсь, ответственность министра регионального здравоохранения и губернатора за закрепление кадров в регионе и создание социального пакета для выпускника.

260 лет — серьезная дата. Вы чувствуете, что вуз, которым руководите восемь лет, старый вуз?

Петр Глыбочко: Нет! Мы прошли все этапы — от факультета в Московском государственном университете. В 1930 году стали медицинским институтом. Потом были Московской медицинской академией имени Сеченова. В 2010-м стали Первым Московским государственным медицинским университетом. С 2010 года вошли в программу, которая финансируется государством и идет в основном на развитие науки. И сегодня мы формируем в университете научно-технологический парк биомедицины. В орбите парка институты, которые занимаются научными разработками: молекулярной медициной, регенеративной, трансляционной, персонализированной. Институт бионических технологий и биоинжиниринга. Они нацелены на создание новых лекарственных препаратов, биопродуктов. Они в шаговой доступности от клинического центра, где результаты исследований находят практическое применение. Мы работаем с бизнесом. Вуз становится предпринимательским. Есть малые предприятия, которые реализуют те или другие проекты в университете. Чтобы старейший медвуз ориентировался на медицину будущего. Еще в 2010 году мы создали для этого специальную программу. Иначе нельзя. Здравоохранение развивается стремительно: информатизация, цифровизация, роботические технологии… И, естественно, нужен новый врач: молекулярный диетолог, нанофармаколог, биотехнолог… Те препараты, те биопродукты, которые мы создаем, врач будущего обязан знать, обязан применять в практике.

А так называемый "земский доктор", которым гордилась Россия? Он ушел совсем?

Петр Глыбочко: Нет. Одно другому не мешает. Земский доктор нужен, потому что у нас страна огромная. И реально земский доктор в населенных пунктах необходим, как необходим фельдшер, медсестра. Как необходимы ФАПы, которые по глупости в девяностые годы закрыли. Поломали систему, которая была близка к населению в глубинке. Сегодня мы это возрождаем. Не надо ломать копья по поводу того, каким специалистам отдать предпочтение: универсальным или узким? Нужны и те, и другие. В регионе, сельском здравоохранении больше востребован врач широкого профиля. В крупных центрах — узкий специалист.

Устаревшее деление

И уж коль говорим о важности организации медицинской помощи, то не обойти проблему деления медицинских учреждений на федеральные, региональные, городские, районные, ведомственные, частные. Как объяснить пациенту, почему ему, например, дают квоту на операцию не в больницу, которая по соседству, а направляют за тридевять земель? Хотя известно, что подобную можно сделать по соседству.

Петр Глыбочко: Любые распределения всегда очень сложны. В последние годы ситуация с теми же квотами немножко изменилась. Еще недавно всех по квотам направляли в Москву. Сегодня есть определенное количество квот и в регионах. Надо ситуацию анализировать, смотреть, какое количество квот можно предоставить, скажем, Самарской или Саратовской области, или Краснодарскому краю. Должно быть разумное, целесообразное распределение квот.

Тете Маше из подъезда без разницы: федеральный, городской, районный центр. Ей лечиться надо. Зачем такое деление?

12 октября Сеченовский университет отмечает юбилей

Петр Глыбочко: Полностью с вами согласен. Деление сохранилось с давних времен. Оно устарело. Тем более что система здравоохранения сегодня выстроена таким образом, что за пациентом, где бы он ни пролечился — в федеральном, городском, областном учреждении или же ведомственном, — идут деньги ОМС. Пока же каждый одеяло тянет на себя. И такой огромный корабль, как здравоохранение, медленно движется вперед. А надо, чтобы двигался активно. Думаю, в дальнейшем мы потихоньку от нынешней системы будем уходить. Необходимо создать так называемую национальную систему здравоохранения России. Без деления на федеральные, региональные, областные, городские, ведомственные и частные учреждения. С учетом наших территориальных возможностей, с учетом нашей страны, нам необходима своя система, свой подход. И надо, вероятно, больше говорить об управленческих вещах. Пока реально страдает подготовка управленцев. Мы создали институт лидерства управления здравоохранением. Надо по-новому учить главных врачей, их заместителей, ординаторов.

12 октября Сеченовский университет отмечает юбилей

Как, по-вашему, выпускник мединститута должен знать, кто такой Ленин? Чехов? Есенин?

Петр Глыбочко: Должен. Студенты-медики все-таки отличаются от других студентов. Они менее политизированы. Больше находятся в своей специальности. А специальность особая…

Медики — элита общества?

Петр Глыбочко: Думаю, да. Мы в принципе их в этом направлении готовим.

Зачем врачу читать, например, "Войну и мир"?

Петр Глыбочко: Затем, что врач работает не с железкой, не с машиной, а с живым человеком. И в первую очередь, хороший врач должен уметь разговаривать с ним. А самое главное и тяжелое очень — это разговаривать с больным человеком. Он во время болезни своеобразный, есть какие-то капризы и так далее. К нему надо найти подход. И, может, быть найти подход через Чехова, через Толстого. И когда пациент начинает тебе доверять, тогда процесс выздоровления идет лучше.

Кстати

Многие авторы "РГ" так или иначе связаны с вузом-юбиляром. Сеченовский закончила академик Лейла Адамян, главный акушер-гинеколог Минздрава России. Академик Юрий Белов, директор Института хирургии имени Петровского, заведует кафедрой госпитальной хирургии Первого меда.

Выпускник Сеченовского Лео Бокерия — академик, директор центра сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева, президент ассоциации выпускников Первого меда. Кстати, Лео Антонович окончил вуз без красного диплома. А вот его жена Ольга Александровна, дочери Ольга и Екатерина обладатели красных дипломов этого вуза.
Еще один выпускник Первого меда — академик Сергей Готье, директор Центра имени Шумакова, главный трансплантолог страны заведует кафедрой трансплантологии и искусственных органов в Сеченовском.

В этом вузе учились Михаил Давыдов, академик, ведущий онколог страны и Амиран Ревишвили, академик, директор Института хирургии имени Вишневского, главный хирург Минздрава России.

Академик Игорь Решетов заведует в Сеченовском кафедрой онкологии и репродуктивной хирургии. А главный врач Первой Градской больницы Алексей Свет, как и его мама, тоже выпускник Сеченовского…

Ракурс

Предисловие к профессии

Первый мед — прежде всего вуз, высшее учебное заведение. Кто они, сегодняшние соискатели врачебных дипломов? Семнадцатилетний Давид Новосельский приехал из Севастополя. Бабушка врач, дедушка военный хирург. Мама музыкант, отец нотариус. Давид, единственный сын, признается, что рос в атмосфере медицинских историй деда. В десять лет решил: быть только врачом. О Сеченовском университете узнал от деда. Учился в медико-биологическом классе Симферополя. У Давида 305 баллов по ЕГЭ. А средний балл для поступающих был 94. Пока живет на квартире. (У Сеченовского в этом году появилось новое общежитие на 1111 мест. — И.К.). Давид уже пытается поступить в хирургический кружок, поскольку собирается стать пластическим хирургом. Яна Светычева из Воронежа и Евгений Гривачев из Курска — студенты 6-го курса. Учатся в одной группе. Яна живет у дяди. Евгений в общежитии. Отец Яны почти 25 лет работает фельдшером на "скорой помощи". Яна признается, что у нее никогда не было других увлечений, кроме медицины. Но на "скорой помощи" работать не собирается. Собирается стать урологом. У Евгения по маминой линии все доктора. По папиной — военные. Сам Евгений намерен стать хирургом-онкологом.

Диагноз с отличием

Спросила корифея Сеченовского, бывшего его студента, а ныне заведующего кафедрой профилактической и неотложной кардиологии, директора клиники кардиологии, профессора Абрама Сыркина, как он относится к нежеланию работать в первичном звене службы здоровья?

— Всем хочется быть на передовом фронте медицины, — говорит Абрам Львович. — А передовой фронт — это все-таки стационары. Хотя жизнь заставит пойти в поликлинику. Но государственная задача: повысить престиж врача поликлиники. Добиться, чтобы участковый доктор перестал быть диспетчером, который посылает пациента к узким специалистам. Каждый из них делает свои назначения. Это что-то невообразимое. Больной же не мешок, в который можно складывать таблетки! Врач в кабинете поликлиники один на один с пациентом. И это должен быть опытный человек. Его надо готовить более тщательно, через ординатуру. Чтобы он стал дирижером этого оркестра, который может отделить второстепенное от главного.

Сейчас в медицине новые горизонты, колоссальные достижения, которые в самое ближайшее время будут перекрыты еще более выдающимися. Имею в виду генетику, робототехнику, иммунологию. Теперь совершенно иной уровень профилактики, дистанционная медицина. Это в высшей степени интересно. Но обилие новейшей техники, сложнейшей инструменталистки вольно или невольно отделяет врача от больного. И когда разговариваешь с сегодняшними студентами, они расскажут все про магнитно-ядерный резонанс или про компьютерную томографию. А как подойти к больному, как поговорить с больным — вот это их слабое место. Хочу заметить, это не дается достижениями новейшей информатики. Многое можно заменить в лекциях, в практических занятиях, в самостоятельных занятиях студента с компьютером. А вот контакт с больным заменить нельзя ничем. Я приветствую занятия на манекенах, симуляторах. Но с манекеном же не поговоришь. Значит, на эту сторону образования надо обратить внимание.

Сложно? Но необходимо. И возможно лишь при условии, если студент больше времени станет проводить у постели больного. Или, скажем, в кабинете поликлиники. Чтобы учился разговаривать с больным. Такая беседа имеет колоссальное значение. Грамотный расспрос дает иногда такую информацию о больном, которую не дает самая современная техника.

— Вопрос не по теме юбилея, но злободневный. Как вы, кардиолог, относитесь к заявлению исследователей нескольких стран о том, что холестерин — и хороший, и плохой — не приносит вреда? О том, что не надо принимать статины, у которых есть побочные реакции?

— Принимайте статины. Их польза доказана. Точно так же, как доказана опасность избыточного холестерина.

От Мудрова до Чехова

Есть особая магия старых документов. В Сеченовском они удивительное хранилище событий, судеб. В 1804 году один из основоположников клинической медицины, реформатор медицинского образования Матвей Мудров сформулировал врачебный постулат, которым по сей день руководствуются все настоящие врачи мира: "Лечить не болезнь, а больного" и "Легче предупредить болезнь, чем лечить ее". А в 1819 году по его, Мудрова, проекту была принята Первая реформа медицинского образования. В 1824 году студентом университета стал Николай Пирогов. Тот самый выдающийся хирург, ученый, чье имя носят улицы Москвы, на которых ныне базируются многие ведущие медицинские учреждения. В 1856 году университет окончил Иван Сеченов. Появилась в стране физиологическая школа Сеченова. И именем своим Первый мед обязан своему бывшему студенту. С 1877 по 1892 год в университете работал один из основоположников отечественной педиатрии Нил Филатов. А с 1887-го по 1911-й — основоположник российской судебной психиатрии Владимир Сербский.

По инициативе профессора университета легендарного Николая Склифосовского на Девичьем поле (ныне Большая Пироговская улица. — И.К.) был построен Клинический городок. По его же инициативе на народные средства в 1897 году был установлен памятник Николаю Пирогову. В 1903 году на Девичьем поле открылся Раковый институт, родилась школа российской онкологии. Здесь после Первой мировой войны Сергей Спасокукоцкий стал основоположником хирургического лечения опухолей головного мозга, переливания крови. С 1921 по 1949 год в университете работал организатор здравоохранения, идеолог профилактического направления медицины Николай Семашко. Основатель сердечно-сосудистой хирургии Александр Бакулев тоже из Первого меда. Что ни имя, то, без преувеличения, великие первопроходцы, инициаторы нового, неведанного.

…Иду по коридору ректорского корпуса. Около одной из дверей табличка: "В этой палате Лев Толстой навещал Антона Чехова". Теперь за дверью не палата — обычный кабинет с обязательным компьютером. А Чехов — он не только лечился в Первом, он тоже его выпускник! В 1890 году предпринял поездку на Сахалин, изучал заболеваемость и тамошние условия жизни. Сведения Антон Чехов обобщил в книге "Остров Сахалин", которую профессор Первого меда, основатель отечественной школы клинической неврологии Григорий Россолимо счел серьезным медико-статистическим трудом. Первый мед — и это одна из его особенностей, — несмотря на звездность коллектива, никогда не был в стороне от дел насущных. В далеких 1830-1831 годах его профессора участвовали в борьбе с эпидемией холеры. А с первых дней Великой Отечественной половина студентов и сотрудников добровольцами ушли на фронт, записались в народное ополчение, участвовали в Битве за Москву. Клиники Первого превратились в военный госпиталь. В 1942 году 100 студентов добровольно уехали в блокадный Ленинград для оказания медицинской помощи населению…

Общество Здоровье Общество Образование

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.