100 лет назад родился Александр Галич

Галич оказался первым. И пусть он не пел, а, скорее, говорил под музыку, — тексты его песен были прекрасны. Пусть он не был виртуозным гитаристом, но все же авторская песня началась с него. Потом были Высоцкий, Окуджава, Визбор и многое множество продолжателей и подражателей, фестивали и телепередачи — авторская песня стала обыденным явлением, а имя и творчество Галича попали под запрет вплоть до горбачевской перестройки.

100 лет назад родился Александр Галич

Александр Галич прожил две жизни — и те, кто знал его в первый период, не понимали, как этот человек стал диссидентом.

Позже Галич говорил, что он вел жизнь "благополучного советского холуя". По свидетельствам тех, кто знал Галича в начале шестидесятых, редакторов, работавших с его текстами на радио, он был образцом успешного советского литератора, благополучнейшим, довольным собой и жизнью драматургом и сценаристом. Возможно, это надломилось в 1958-м, когда цензура завернула его пьесу "Матросская тишина", которой должен был открыться "Современник". Через много лет после смерти Галича "Матросскую тишину" поставил Олег Табаков. Это произошло в 1988 году, когда советская власть уже прилично одряхлела. Но при жизни Галича она была крепка, и поединок, в который он с ней вступил, выглядел заведомо неравным. Солженицын упрекал его в том, что он так толком и не покаялся за свое прошлое, но самоубийственная острота его песен могла быть своего рода добровольной платой за прежний конформизм и благополучие.

Галич печатался в антисоветском издательстве "Посев", был членом-корреспондентом Комитета прав человека в СССР, в эмиграции работал на радио "Свобода", вступил в НТС. Это стало завершением долгого пути, в начале которого он, скорее всего, не представлял, чем тот завершится.

Первые песни Галича не были оппозиционными, в них его расхождения с советской властью казались чисто эстетическими. Дальше произошло то, что порой случается с настоящими художниками. Он, по словам Юлия Кима, шел до конца, называя вещи их советскими именами там, где Высоцкий обходился метафорой, — веревочкой, которая, как ей ни виться, все равно совьется в петлю и плеть. То, что он делал, меняло его человечески, он не жалел себя. Когда Галича вытолкнули из СССР, он, некогда советский богач, получавший огромные деньги от процентных отчислений за постановки пьес, был исключен из Союза писателей, Союза кинематографистов и Литфонда, его произведения запрещены. Он жил на нищенскую пенсию по инвалидности, которую ему назначили после третьего инфаркта.

Впереди была не слишком успешная жизнь в эмиграции, нелепая смерть в результате несчастного случая — до эмиграции, в СССР, песни Галича были подобием тока высокого напряжения, а в эмиграции его убило током.

Прямая речь

Олег Митяев, бард, народный артист РФ, автор песни "Абакан. Посвящается Галичу":

— Александр Аркадьевич Галич замечательный русский поэт. Он прекрасно владел словом, ему было присуще громадное мужество. А еще он был образцом интеллигентного человека. Настоящий интеллигент не может кривить душой, и Галич говорил то, что думал.

Он классик авторской песни, его стихи будут современны всегда. Но для сегодняшнего времени Галич не слишком свой: мы перестали воспитывать, а только развлекаем.

Кстати

100 лет назад родился Александр Галич

На этом фото 1974 года Александр Галич запечатлен вместе со своими друзьями, выдающимися представителями русской культуры в эмиграции. К моменту съемки эмигрантами были только Иосиф Бродский (крайний справа), вот уже два года живший в США, и Галич с Михаилом Барышниковым, покинувшие СССР в том же 74-м. Галина Вишневская и Мстислав Ростропович (в центре) к тому моменту были еще гражданами СССР. Галич уйдет из жизни через три года, раньше всех героев снимка, Бродский последует за ним через 15 лет, Вишневская и Ростропович — в 2007 и 2012-м. А Михаил Барышников по-прежнему танцует.

Прямая речь

Елена Якович, режиссер:

100 лет назад родился Александр Галич

"У Галича есть масса поклонников по всему миру. И они отслеживают всю хронику, которая обнаружилась с начала девяностых, когда его имя вышло из-под запрета. Она была наперечет, все знали каждый кадр… Когда я начала делать фильм о Галиче, то решила собрать в нем всю существующую хронику, но при этом найти что-то еще. Все меня уверяли, что это невозможно. И когда я уже отчаялась, вдруг все двери, в которые я стучала, открылись. Было найдено три состава новой хроники. Цветная бытовая — из архива Никиты Богословского. Он был кинолюбителем, а Галич был его близкий друг. И вот уникальные находки: Галич и Гайдай, Галич с женой Ангелиной, Галич и Любимов, почти трехминутный цветной фильм о Галиче шестидесятых годов — времени, когда они все были молоды и счастливы. Потом нашлись во Франции исходники его последнего концерта в Авиньоне и встречи левых интеллигентов с русскими диссидентами в театре "Рекамье" — это все последний год его жизни, 1977-й. И как венец всего ко мне совершенно неожиданно поступила восьмимиллиметровка — куски "квартирника" Галича, где его, в частности, слушает Юрий Домбровский. В итоге в фильме — много неизвестного ранее".

Культура Музыка Общество История

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.