Как Урал отметил 90-летие Виталия Воловича

В Екатеринбургском музее изобразительных искусств открылась выставка графики Виталия Воловича, приуроченная к 90-летию и посмертная — через два месяца после кончины Мастера. Более грандиозная юбилейная выставка уже больше месяца работает в Ирбите.

Как Урал отметил 90-летие Виталия Воловича

К этому "отчетному мероприятию" хронический трудоголик Волович начал готовиться с конца прошлого года, как только, по его словам, "сбросил вериги" — когда вышла новая редакция его мемуарной "Мастерской". Он дополнил том, впервые изданный в 2008-м, драгоценными воспоминаниями об ушедших друзьях — художнике Мише Брусиловском и скульпторе Андрее Антонове: "Все ушли, я остался один и должен исполнить свой долг перед ними".

Последние десятилетия Волович жил в режиме, не одобряемом Трудовым кодексом: каждое утро, без выходных, отправлялся в мастерскую, работал по двенадцать часов в сутки. Он говорил, что существует за счет "пружины, которая каждый день подымает и гонит". Как только заканчивал очередную серию работ, тут же брался за следующую, такого же эпического размаха и такую же безгонорарную. Никаких денег за свой неподъемный труд он не получал, напротив, Воловичу приходилось оплачивать, скажем, компьютерную верстку. С экономической точки зрения его работа была весьма затратным хобби.

— Я книжный иллюстратор, — говорил Виталий Михайлович. — Это главное дело моей жизни. Все, что я делал, я делал с книгой, для книги или в книге.

Когда, по словам Мастера, "книжная иллюстрация умерла, а с ней и моя профессия, ведь сейчас издавать книги с картинками слишком дорого и всем до лампочки", он придумал новый тип издания, так сказать, книгу навыворот — по сути, альбом иллюстраций с подписями, где текст подчинялся изображениям. Можно сказать, Волович отомстил за всех представителей исчезающей профессии: его графику "подписывали" Гомер и Данте, Свифт и Шекспир, евангелисты и инквизиторы. В новом веке, с 2002 года, таких томов он выпустил одиннадцать, над последним, "Кораблем дураков", работал пять лет. Ради книг приходилось, по его словам, "стоять на паперти", иногда издание оплачивали благотворители, скупая тираж для корпоративных подарков, на "Корабль" деньги собирали всем миром…

До "Корабля" он героически готовился к предыдущей "персоналке" по случаю 85-летия — полтора года рисовал, шлифовал и травил 80 гигантских, метровой длины, офортных досок. Офорт, пожалуй, самая тяжелая и вредная техника гравюры на металле.

— Труд, грязь, керосин, кислота и черные измученные руки, — описывал ее Виталий Михайлович.

Зачем же он этим занимался?

— Этот вопрос я задавал всем, кто когда-либо делал персональную выставку. И никто не дал убедительного ответа. Вот почему рыба идет на нерест? Приблизительно поэтому, — говорил Мастер. — Из-за инстинкта: ты что-то нарисовал, тебя это переполняет и надо от этого освободиться.

В преддверии нынешней выставки он не сжигал глотку кислотой, а подводил итоги, наводил, насколько возможно, порядок в мастерской, многие работы передал музеям.

— Организацию выставки мы начинали с Виталием Михайловичем, — вспоминает куратор экспозиции Ирина Ризнычок. — В наших фондах около двухсот его листов, в основном серии классических работ, которые он пополнил тем, что сделал в последнее время. Мы выставили 150 из них.

Надо заметить, что самое большое собрание Воловича — 334 работы — сконцентрировано в Ирбите.

— Седьмого сентября мы открыли грандиозную выставку Воловича — самое полное и подробное изложение 70 лет его творчества, начиная с 50-х годов прошлого века до наших дней. У нас представлены основные циклы его книжной и станковой графики, в том числе триптих 1974 года "Театр абсурда" по мотивам пьесы Ионеско, который он напечатал по моей просьбе. Он сам выбирал работы для выставки, — рассказал директор Ирбитского музея ИЗО Валерий Карпов. — Мы с ним договорились, что, когда он уйдет, все его доски передадут в наш музей…

Дословно

Виталий Волович, народный художник России:

— Господь дал мне профессию — муку мою и радость, без которой просто не было бы ни меня, ни моей жизни. Он наполнил эту жизнь работой… Иллюзией творческой силы… Несчастливым ощущением неполноты дарования.

Кстати

Более ста листов Воловича принадлежит екатеринбургской галерее современного искусства. Они переданы в дар в счет спонсирования издания его альбома "Женщины и монстры" и двухтомника пейзажей "Старый Екатеринбург" — трагической истории в гуаши и карандаше об уничтоженном городе (большинство зданий, которые "портретировал" художник, уже уничтожено — пошло под снос). Около двухсот произведений Воловича хранится в Нижнетагильском музее ИЗО.

— В основном их купили еще при советской власти через областное управление культуры, — сообщила "РГ" директор музея Марина Агеева. — Кроме классики ("Тристан", "Ричард", "Слово о полку" и так далее), у нас есть работы, привезенные из путешествий, например, из Таллина.

Общество Ежедневник Стиль жизни Культура Арт Музеи и памятники Культура Арт Живопись "Родина" Cудьбы Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.