В Японии начались службы в первом в стране православном монастыре

В первом в Японии православном монастыре начались службы. За последние полторы недели ноября в нем были отслужено две литургии, которые возглавил настоятель монастыря архимандрит Герасим (Шевцов), постриженник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры в сослужении протодиакона Иоанна Фануракиса.

В Японии начались службы в первом в стране православном монастыре

Свято-Никольский монастырь, который строится в городе Адзиро в префектуре Сидзуока, назван в память равноапостольного Николая Японского (Касаткина), основателя православной церкви в Японии. Идея создания в Японии православного монастыря, выдвинутая главой Японской автономной церкви архиепископом Токийским и митрополитом всея Японии Даниилом (Нусиро), была одобрена Священным синодом РПЦ в 2005 году. Однако начать возведение обители удалось только летом 2018 года, после того как была куплена земля — участок на окраине Адзиро на склоне горы над Тихим океаном.

Настоятель Свято-Никольского монастыря архимандрит Герасим рассказал "РГ", как продвигается создание первой в Японии православной монашеской обители.

РГ: Отец Герасим, на какой стадии находится сейчас создание монастыря?

Архимандрит Герасим: В монастыре пока возведена единственная постройка — дом в японском стиле, "минка". В нем несколько жилых комнат. Одну из них занимаю я, в другой мы устроили домовую церковь в честь иконы "Достойно есть" (список с известной афонской иконы). Контракт на покупку участка был подписан 22 июня 2018 года, но с тех пор мы еще ничего не построили. У нас даже ворот еще нет, сейчас только их ставить собираемся. Постройка настоящего храма впереди, предполагаемый подрядчик сейчас считает, во сколько это нам обойдется. В Японии такие дела очень неспешно делаются, так что если ждать, пока храм построят, нам год-два придется вообще не молиться. Но монастырь — это не только постройки, это, прежде всего литургическая и молитвенная жизнь. Нет ее — нет смысла и в постройках. Поэтому первоочередной задачей было как можно быстрее начать служить. Впервые такая возможность представилась только спустя пять месяцев после приобретения земли. Не так уж это и быстро. Хорошо бы помимо храма как можно быстрее построить дом для паломников. Службы у нас ночные, до города или до гостиниц в окрестностях можно добраться только на машине, поэтому желающим помолиться вместе с нами надо где-то останавливаться. Нужна небольшая гостиница с минимально необходимыми условиями: крыша над головой, туалет, душ. К нашей земле примыкает небольшой, но удобный для строительства такого дома участок. Надо бы его приобрести. Кроме того, монахам следует не на подаяние жить, а трудиться своими руками. Я думаю о строительстве небольшого свечного производства, которое бы обеспечило кафедральный собор Николай-до в Токио, а может, и всю Токийскую епархию свечами. Сейчас свечи закупаются на стороне, Японская Церковь ни свечи, ни уголь, ни ладан не производит. Помимо этого климат полуострова Изу, где возводится обитель, позволяет выращивать фрукты, мандарины, например. Этим монахи тоже могли бы заниматься. Восточный склон местами довольно крутой, горы — как раз подходящее место. Но, конечно, монашеская жизнь — это, прежде всего молитва. Все остальное: свечи, мандарины — только подспорье, чтобы не тунеядствовать.

РГ: Сколько монахов в создаваемой обители на сегодняшний день?

АГ: Пока единственный монах тут — я, совершаю литургию и прочие службы. Помогают мне приезжающие со мной из Токио неравнодушные к монастырю люди. Мы вместе молимся, немного трудимся и возвращаемся в столицу. Постоянно жить в монастыре у меня пока нет возможности: никто меня не освобождал от обязанностей по службе в соборе Николай-до в Токио и от преподавания в семинарии. Но то, что пусть и не ежедневно, но службы совершаются, читается по четкам монашеское правило, я считаю началом монашеской жизни здесь.

РГ: При этом в Японии православная паства сравнительно небольшая?

АГ: Паства, действительно, небольшая, всего 9400 человек на всю Японию. Из этого более чем скромного количества совсем немногие понимают, что такое монашеская жизнь. Это удивительно в стране, где буддистские, да и католические монастыри существуют не первое столетие. Если говорить о католиках, то это знаменитый траппистский монастырь близ Хакодате существующий с 19-го века. Увы, Православная Церковь в Японии монашества не знала, монашеские постриги были крайне редки и немногочисленные монахи служили как обычные приходские священники. Меня уже спрашивали, многих ли я знаю японцев, готовых пойти в монастырь. Отвечаю: ни одного. И это связано только и единственно с тем, что у них нет перед глазами живого примера, и до сих пор не было места, где можно было бы реально, на вкус и руками попробовать, а что же это такое, монашеская жизнь? Теперь такое место есть, можно попробовать. А уж как много здесь будет людей — знает только Господь. Будет молитва, будет труд, слезы и пот — будут и монахи. Несмотря на изнеженность нынешней молодежи, я верю, что есть люди, ищущие и не боящиеся трудностей. Во всех поколениях такие люди находились.

РГ: Можно ли говорить о какой-то специфике японского православного монашества, его отличии от монашества в России или других православных странах?

АГ: Посмотрим, возможно будет и специфика. Пока же за основу мы пробуем взять афонскую практику ночной молитвы и возможно частого устного произнесения Иисусовой молитвы. Быт же чисто японский: молимся, сняв обувь, спим на полу на матрасах, дом не отапливаем. Основа монашеского рациона — рис, овощи и "химоно" — специальным образом засушенная рыба. Я к этому привык, а приходящие в монастырь японцы, таким образом, избегают ненужного стресса, связанного с перестройкой на европейский образ жизни и питания. Главное, чтобы быт способствовал, а не препятствовал молитвенному деланию, как сердцевине монашеской жизни.

РГ: Как отреагировали жители Адзиро на появление православной церкви?

АГ: Японская сторона еще не в курсе, что появился монастырь. Вот когда над Адзиро поднимется купол с крестом, тогда и посмотрим на реакцию. В Японии нет ограничений на исповедание веры. Что касается юридической стороны дела, то сейчас мы готовим устав для последующей регистрации монастыря именно как религиозной организации.

РГ: Во сколько обошлась покупка земли для обители?

АГ: Конкретные суммы я называть не буду, но очень недешево. Наш монастырь можно назвать ктиторским — он приобретен и строится на средства покойных Григория и Галины Хаттори, которые завещали крупную сумму денег собору Николай-до на разного рода благоукрашения. Именно на эти средства отлиты и развешены новые колокола на звоннице Николай-до, приобретены новые облачения и утварь в соборе. Пришел черед монастыря, который должен стать украшением не одного собора, а всей Японской Церкви. Конечно, средств потребуется еще много, но я не стал бы торопиться с призывами жертвовать и размещать номер расчетного счета. Сперва мы сами должны что-то сделать своими руками, а потом уже принимать помощь, если потребуется.

В мире Восточная Азия Япония Общество Религия

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.