Выжутович: Полезно отказаться от мифов о при­чинах низкой рожда­емости

Россия теряет население — естественная убыль за четыре месяца 2019 года составила 149 тысяч человек.

Однако изменилась статистика причин смертности. Россияне стали якобы реже умирать от болезней, на которых Владимир Путин поручил сосредоточиться в майских указах, и чаще — от редких болезней и неустановленных причин. Татьяна Голикова сказала, что многие регионы России сознательно снижали показатели смертности от онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний, а также внешних причин смертности, таких как ДТП. «В погоне за качественными показателями очень многие регионы страны показывали лучшую статистику», — отметила вице-премьер, подчеркнув, что в какой-то момент занижение стало невозможным, потому что критически стали расти группы прочих заболеваний и «группы заболеваний, от которых не умирают». По словам Голиковой, после того как минздрав и социальный блок правительства стали критиковать ситуацию со смертностью, показатели начали расти: «Например, Воронежская область демонстрировала показатель повышения смертности от онкологии за 2018 год по сравнению с 2017 годом на 1,2 процента, а за четыре месяца 2019 года — на 20. Ивановская область демонстрировала нам увеличение за четыре месяца 2019 года количества смертей от сердечно-сосудистых заболеваний на 35,9 процента».

О манипулировании медицинской статистикой говорится и в исследовании, проведенном аналитиками РАНХиГС. Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, рака, туберкулеза, ДТП, а также младенческая «снижается», как и было поручено президентом. Но возросла смертность от заболеваний нервной, эндокринной и мочеполовой систем, психических расстройств и расстройств поведения. Некоторые сердечно-сосудистые заболевания, отмечают эксперты, кодируются как «прочие»: например, алкогольную миопатию или сосудистый паркинсонизм можно записать как болезни нервной системы. Реально же в России снизилась смертность от новообразований — на 5,5 процента, туберкулеза — на 17,6, болезней кровообращения — на 7,2, болезней органов дыхания — на 23,3, болезней органов пищеварения — на 10,2. Кроме того, сократилась смертность от случайных отравлений алкоголем — на 21 процент, от внешних причин — на 11, в том числе от дорожно-транспортных происшествий — на 10,3.

Средняя продол­жительность жизни в стране достигла 72,5 года

Самый высокий уровень смертности в 2018 году был зафиксирован в Ивановской, Тульской, Новгородской, Псковской, Тверской и Орловской областях России, самый низкий — в Уральском и Северо-Кавказском федеральных округах. Всего же смертность по стране в 2018 году выросла в 32 субъектах Федерации (на статистику влияет структура населения регионов: чем больше в них пожилых людей, тем выше показатель, и наоборот). Смертность сельских жителей в России на 14 процентов выше, чем городских. В среднем жители села живут почти на два года меньше.

Как бы то ни было, продолжительность жизни в стране, по данным Росстата, впервые достигла 72,5 года. При этом у мужчин продолжительность жизни увеличилась на один год — с 66,5 до 67,5. У женщин продолжительность жизни составила 77,4 года.

«Те, кто говорит, что у нас снижается смертность и повышается продолжительность жизни, все же слегка лукавят, — сказал в интервью «РГ» директор Института демографии НИУ ВШЭ Анатолий Вишневский. — Дело в том, что продолжительность жизни у нас повышается после того, как она рухнула до дна. В течение последних лет двадцати мы, по сути, просто восстанавливали то, что было потеряно».

В целом же демографическая ситуация остается стабильной. Эксперты РАНХиГС отмечают, что основной демографический прирост в последние годы был осуществлен за счет жителей присоединенного Крыма — они составили 2,3 млн человек из 3,4 млн прироста. При этом рост числа уезжающих из страны опережает по темпам рост числа приезжающих. Вследствие экономического кризиса и девальвации рубля сократился миграционный приток: из Таджикистана — на 47,8 процента, из Киргизии — на 41.

Беспокойство исследователей вызывает и уровень смертности. Он снизился не на треть, как планировалось, а на 12 процентов. В связи с этим рекомендуется развивать медикаментозное обеспечение и медпомощь при самых многочисленных и социально значимых видах заболеваний — туберкулезе, сердечно-сосудистых и онкологических. Эксперты призывают правительство определиться с моделью финансирования здравоохранения. «Как возврат к бюджетной модели, так и введение страхового принципа принудит гражданское общество очертить контуры социальной политики в здравоохранении. Невозможно удовлетворить всевозможные запросы потребителей… и перечень услуг, не входящих в обязательное страхование, будет расширяться и уточняться», — говорится в аналитической записке.

Было бы полезно отказаться от мно­гих мифов о при­чинах низкой или высокой рожда­емости

Вообще нам было бы полезно отказаться от многих мифов о причинах низкой или высокой рождаемости. Например, от очевидного заблуждения, что демографический кризис — признак цивилизованности общества. Мол, мировая цивилизация достигла такого состояния, когда простое воспроизводство практически недостижимо, и если Европа нечто подобное переживает, то и нам того же не миновать. Катастрофический этот настрой вряд ли оправдан. Россия далеко не исчерпала потенциал противодействия демографическому кризису. Ни в части семейной политики. Ни в сфере предотвращения смертности там, где ее можно предотвратить.

Общество Здоровье Колонка Валерия Выжутовича

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.