Как бойцы Красной Армии открывали сберкнижки на передовой

Накануне Дня Победы в Уральском Главном управлении Банка России открыли мемориал: среди 192 фамилий фронтовиков 17 принадлежат людям, которые служили в полевых кассах и полевых отделениях Госбанка.

Как бойцы Красной Армии открывали сберкнижки на передовой

О финансовой стороне войны раньше было не принято говорить. В глазах школьников бухгалтер и кассир — профессии без романтического ореола, это тебе не летчик или танкист. Между тем в полуразрушенной стране продолжала действовать финансовая система. Красноармейцы и командиры, ополченцы и даже партизаны имели право на денежное довольствие. Кроме того, всем отличившимся платили премии: за сбитый истребитель — 1000 рублей, за выведенный из строя танк — от 200 до 1000 и т. д.

Правда, тратить боевые на передовой некуда, а аттестаты, по которым переводили деньги семье в тыл, начали оформлять не сразу. Да и не всегда быстро удавалось установить адрес эвакуированных родных. Поэтому перед Госбанком СССР поставили задачу сократить денежную эмиссию в прифронтовой зоне.

О создании системы полевых банковских учреждений объявили 23 июня 1941 года, а уже к декабрю она насчитывала 14 контор, 12 отделений и 572 полевые кассы. Первые обслуживали фронты, вторые — армии, третьи — воинские части.

Инкассаторы свердловской областной конторы Госбанка пополняли ряды стрелковых дивизий, а опытные экономисты и бухгалтеры отправлялись в полевые банки. Так, Степана Старикова мобилизовали в 22-ю армию Западного фронта, Николай Варов возглавил полевое отделение в 39-й армии 1-го Украинского. Алексея Полюшкина назначили начальником полевой кассы на Калининском фронте.

По штату каждой кассе полагалось три сотрудника: начальник, главбух и кассир, но в 1941-1942 годах финансисты несли большие потери. Только на Западном фронте пропали без вести 77 человек, четырех убили. Отступая вместе с частями, офицеры интендантской службы попадали в окружение, прорывались с боем, при этом тащили за собой железные ящики с ценностями и документами. Потеряешь — пойдешь под трибунал. И даже если личный состав кассы погибал, это не означало, что вкладчики теряли свои сбережения: деньги выдавали в любом другом полевом или стационарном банке, поскольку уже к октябрю 1941 года в стране существовала единая система нумерации вкладных книжек.

Когда в ходе войны наступил перелом, финансисты организовали так называемые оперативные группы, следовавшие по пятам за наступающими войсками: два-три человека с запасом вкладных книжек, бланков и ведомостями. До 65 процентов денежного довольствия по безналу тут же перечисляли в Фонд обороны. Кроме того, военнослужащие подписывались на гособлигации и денежно-вещевые лотереи. Сложно представить, но полевые банки действовали даже во время Сталинградской битвы: многие бойцы, понимая, что им предстоит, завещали вклады родным. На Курской дуге полевая касса уральца Виктора Субботина заняла первое место по Центральному фронту, сэкономив по государственным эмиссионным фондам 6,5 миллиона рублей и увеличив число вкладчиков вдвое.

К концу войны их в армии было уже 3,7 миллиона человек, а объем накопленных средств достиг четырех миллиардов рублей. В частности, у свердловчанки Марии Моховой на 2-м Белорусском фронте в картотеке значилось свыше 12 000 лицевых счетов. Другой наш земляк Соломон Фон в этот период управлял 36 200 счетами. «При этом учет и отчетность поставлены на отлично и всегда находятся в ажуре. Ни разу не получал жалоб на неправильное оформление вкладных книжек», — так представил Соломона к награждению орденом Красного Знамени командир.

В 1944-1945-м боевые действия вышли за границы СССР — операции пришлось проводить в валюте, обменивать ее на советские рубли, а также принимать трофеи. Финансисты не штурмовали рейхстаг, но экспроприировали золотовалютные запасы противника. В частности, кунгурца Михаила Попова наградили орденом за то, что его полевое отделение «добыло свыше семи килограммов золота и свыше 540 килограммов серебра». Фронтовая контора Виктора Субботина изъяла ценности в 74 банках и сберкассах 26 городов Европы. Бойцы сдали в казну свыше 70 килограммов золота, 4,5 тонны серебра, шесть кило платины, жемчуга, алмазов и прочих драгоценностей. Плюс 4,5 миллиона иностранной валюты. В итоге весной 1945-го заняли первое место по всей Красной Армии, а Субботин получил орден Отечественной войны II степени.

— Еще не обо всех героях удалось найти информацию. Поисковая работа в архивах продолжается, — подчеркивает Рустэм Марданов, начальник Уральского ГУ Банка России.

Общество История Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Екатеринбург Вторая мировая война

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.