200 лет назад в пожаре было уничтожено здание Царскосельского лицея

200 лет назад в пожаре было уничтожено здание Царскосельского лицея

  • …Увидев наконец
  • родимую обитель,
  • Главой поник и зарыдал.
  • Александр Пушкин
  • Воспоминания о Царском Селе
  • 1829

В июне 1817 года Пушкин окончил Лицей. А через три года, 12 мая (24-го по новому стилю) 1820 года, грандиозный пожар, случившийся в Царском Селе, уничтожил здание Императорского лицея.

Мальчишки-лицеисты успели вынести библиотеку, спасти приборы из кабинетов, но вся обстановка, в которой рос Пушкин и его однокурсники, была утрачена. Сразу после пожара Александр I приказал восстановить Лицей «наподобие прежнего», но понятно, что прежнего было не вернуть.

В том трагическом для Лицея 1820 году пришлось отменить публичные экзамены для лицейских выпускников, а чины им присвоили на основании отзывов лицейских наставников. Сегодняшние старшеклассники как никто поймут переживания своих ровесников, живших два века назад.

Подробнее о событиях 200-летней давности я попросил рассказать ведущего научного сотрудника Мемориального музея-лицея Светлану Васильевну Павлову:

— Пожар начался в середине дня 12 мая 1820 года в Дворцовой церкви. Возможно, его удалось бы вскоре потушить, если бы не сильнейший ветер. Огонь моментально поглощал сухие деревянные конструкции дворца, перекинулся на лицейскую арку, здание Лицея, добрался до Кавалерского домика, в котором жил Николай Михайлович Карамзин.

«Часу в третьем перед обедом я спокойно писал в своем новом кабинете, — сообщал Карамзин в письме к своему другу, поэту Ивану Дмитриеву, — и вдруг увидел над куполом церкви облако дыма с пламенем, — бегу и нахожу государя, уже дающего приказания, забрызганного водой, почти в самом огне…»

Увидев загоревшуюся крышу своего дома, Карамзин бегом вернулся к семье. Жена историографа Екатерина Андреевна собрала детей и хладнокровно сказала мужу, чтобы он спасал свои бумаги. Все книги, рукописи были вынесены в поле. К счастью, ветер поменял направление и домик удалось спасти.

Продолжая письмо Дмитриеву, Карамзин пишет: «Между тем дворец горел. Делали что могли в ожидании петербургской полиции, которая прискакала к вечеру… Мы всю ночь не раздевались и не спали до седьмого часа утра. Пожар остановился у самого кабинета государева… Огонь совершенно угас вчера к обеду, но Лицей и поутру еще курился…»

Лицей особенно сильно пострадал. В этот день в учебном заведении обычным образом шли занятия. Второй курс готовился к выпускным экзаменам.

200 лет назад в пожаре было уничтожено здание Царскосельского лицея

Директор Лицея Егор Антонович Энгельгардт в письме к своему бывшему воспитаннику Федору Матюшкину так описывал тот горестный день: «Сгорел наш Лицей от крыши до погреба, и кроме стен, черненных дымом, ничего не осталось… Огонь метал во все стороны, все стремились спасать дворец, а о Лицее никто не заботился. Мы вынесли всю библиотеку, физический кабинет и минеральный кабинет. Потом вынесли из-под горящей уже крыши все воспитаньичьи вещи… Мы перестали выносить, когда пламя не позволяло боле ходить; все ушли, я остался один в нашей большой горящей зале, и когда уже более половины потолка провалилось, когда уже пол горел, я простился с залою… с Лицеем!..»

В этот страшный миг обязанности директора требовали принятия срочных решений. Необходимо было подобрать помещение для размещения погорельцев, найти место для спасенного лицейского имущества, позаботиться о выпускниках.

Лицеистов разместили в Певческом переулке, в доме, где жили лицейские служащие. Здесь же для них были организованы занятия. Для хранения лицейского имущества был определен Эрмитаж.

Через два дня после пожара, узнав о страшной беде, случившейся в Лицее, в Царское Село приехали его первые выпускааники — Владимир Вольховский, Иван Пущин, Сергей Комовский, Иван Малиновский и Петр Саврасов. Глядя на почерневшие лицейские стены, они обещали друг другу, что их дружба и любовь к старому Лицею никогда не исчезнут.

Весть о пожаре в Царском Селе застала Федора Матюшкина на пути из Иркутска в Якутск. Потрясенный известием, он сразу же взялся за письмо Энгельгардту: «Егор Антонович!.. Так Лицея больше нет? Нет, я этому не верю… Неужели по возвращении моем Царское будет для меня чуждо?.. Нет, нет, я этому не верю. Егор Антонович, образуйте меня, напишите, что все неправда, ложь…»

На другой день после пожара была создана специальная высочайше утвержденная комиссия для поправки Царскосельского дворца. Главная роль в ней отводилась архитектору Стасову, который должен был в кратчайшие сроки организовать восстановительные работы.

Прошел год, и Лицей возродился.

С момента пожара 1820 года прошло два столетия. И, казалось бы, сегодня в возрожденном Пушкинском лицее ничто не напоминает нам о том драматическом событии. Однако…

Оказавшись в нашем музее, обратите внимание на главный документ — Грамоту, пожалованную императором Александром I Лицею, содержавшую его Устав. Грамота нарядно оформлена, с вензелем императора на крышке, с мастичным оттиском государственной печати в металлическом ковчеге.

Так вот красное расплывчатое пятно на крышке Грамоты — и есть свидетельство пожара 1820 года. Тогда от высокой температуры мастика расплавилась и оставила свой след на главном лицейском документе.

Общество История

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.