На Сахалине мнения о сокращении особо охраняемых территорий разделились

За последние 20 лет в Сахалинской области ликвидировали 21 особо охраняемую природную территорию (ООПТ) регионального уровня — в том числе один заповедник. Новых за это время не создали.

На Сахалине мнения о сокращении особо охраняемых территорий разделились

Тренд характерен и для других субъектов. Например, прошлым летом хабаровские краевые депутаты подсчитали: за семь лет органы местного самоуправления упразднили 79 особо охраняемых природных территорий, а создали всего 18. Правда, здесь речь идет о ООПТ местного значения. Их площадь уменьшилась на 117 тысяч гектаров. Спохватившиеся парламентарии срочно изменили законодательство, и местные власти лишились возможности ликвидировать заповедные объекты без особых на то оснований.

В соседнем Приморье ООПТ краевого значения, напротив, «держались» до последнего. К середине 2019-го в регионе их было свыше 200. Многие утратили свое природоохранное, научное или рекреационное значение. А статус сохранили. Памятник природы «Тутовая роща» в Октябрьском районе был, а тутовые деревья в нем вымерзли. «Синельниковский родник» числился в реестре, а сам источник иссяк. Год назад депутаты краевого Заксобрания приняли поправки в закон, позволяющие региональному правительству упразднять ООПТ или изменять их границы. Скрывать, что были и чисто экономические причины изменений в законодательстве, никто не стал.

— Около 70 процентов территории поселка Волчанец, а также проходящая рядом дорога Владивосток — Находка — порт Восточный подпадают под охранную зону памятника природы «Залив Восток». Такой статус делает практически невозможным развитие населенного пункта. Возникли проблемы и у многодетных семей из Находки, которым выделили землю в границах этого же памятника природы. Участки не получается обеспечить инженерными сетями, там нельзя провести дороги, — подчеркивал депутат Всеволод Романов.

В памятнике природы, созданном в честь особой лилии, этих растений оказалось меньше, чем за его пределами

Но поиск баланса между экономическими и экологическими интересами нелегок. И зачастую бизнес можно понять. Единственный на севере Сахалина карьер строительного камня, с одной стороны, имел основные разрешительные документы, с другой — находился на территории заказника, где эксплуатация объектов по разработке месторождений полезных ископаемых запрещена. Иногда ставится под сомнение и сама правомерность существования особо охраняемой территории. В сахалинской ТОР «Горный воздух» экологи обнаружили масштабную рубку леса в границах памятника природы «Кардиокринум (лилия) Глена». Разгорелся скандал. При этом кое-кто из специалистов утверждает, что данная ООПТ не имеет смысла — на 13,3 гектара обнаружено всего 86 экземпляров кардиокринума. Зато за ее пределами средняя плотность только цветущих растений в несколько раз больше.

«РГ» расспросила экспертов, оправдано ли сокращение площади особо охраняемых территорий в Сахалинской области. Мнения разделились.

PRO

Николай Шугаипов, заслуженный эколог РФ:

— За всю историю существования Сахалинской области лишь 1,7 процента ее территории было освоено для хозяйственного использования. 98,3 процента остаются естественной экологической системой. При этом статус ООПТ придан более чем десяти процентам земель. И придан, на мой взгляд, в целом не­обоснованно. К примеру, при отсутствии объективных сведений о том, что численность неких видов растений и животных катастрофически сократилась и им грозит исчезновение, у нас создано 11 региональных природных биологических заказников. Семь из них появились путем элементарных манипуляций. Восемнадцать лет назад администрация области признала утратившими силу решения Сахоблисполкома о формировании семи областных охотничьих заказников. Кстати, один из них, ввиду окончания срока действия, пять лет уже не существовал. Но тут же «в целях дальнейшего сохранения и рационального использования объектов животного мира и среды их обитания» власти превратили эти же семь бывших охотничьих заказников в природные биологические заказники. То есть специализированные территории довольно узкого назначения вдруг стали почему-то местами для сохранения и воспроизводства всего и вся — от краснокнижных растений до охотничьих объектов (бурого медведя, лисицы, рябчика). Новорожденные ООПТ с бессмысленными функциями теперь у нас числятся как объекты общенационального достояния.

Максим Козлов, президент ассоциации рыбопромышленных предприятий Сахалинской области:

— У нас довольно много особо охраняемых природных территорий — и регионального, и федерального значения. ООПТ необходимы: они обеспечивают условия для поддержания популяций всех видов флоры и фауны. Но некоторые из них, созданные еще в СССР, по моему мнению, нужно переоценить. Например, развитие Курильских островов существенно сдерживают расположенные там заказник и заповедник. Ведь, где живут люди, необходимо обеспечивать инфраструктуру, делать дороги. Но даже утилизация мусора на территории Курил практически невозможна. Просто нет земель, где можно ее организовать, — сплошная ООПТ. Еще пример. Выделяется финансирование на сооружение дороги. Есть карьер, где можно добывать стройматериал, а разрабатывать его нельзя: особо охраняемая территория. С большими трудностями сталкиваются и рыбаки. В этом году Министерство природы РФ, ранее разрешавшее добычу гребешка и морского ежа в заказнике Малые Курилы, отказало промысловикам, серьезно подорвав экономику малых и средних предприятий. Вот и получается: мы ограничиваем хозяйственную деятельность, не давая возможность развиваться собственным территориям, где проживают люди.

CONTRA

Дмитрий Лисицын, руководитель общественной организации «Экологическая вахта Сахалина»:

— Лоббировать сокращение ООПТ в нашем регионе с его уникальными условиями, с очень большим количеством факторов негативного воздействия на среду — варварство. Сейчас экономическое развитие на острове идет полным ходом. Строим трубопроводы, дороги, разрабатываем карьеры, развиваем сельское хозяйство, рубим лес, ловим рыбу в огромных количествах. А заповедные территории только сокращаются. Например, не создано ни одной ООПТ для сохранения популяции сахалинского тайменя, занесенного в Красную книгу России. Когда-то этот реликтовый вид лососевых (ровесник динозавров) встречался на Сахалине повсеместно. Сейчас он исчезает на глазах. У нас превалирует точка зрения: охрана природы мешает экономическому развитию. На самом деле ему может мешать только неэффективное управление. Дальше. Построенный на юге острова огромный свинокомплекс отравляет уникальный залив Анива и воздух в расположенных рядом поселках. Так ради чего это развитие? Ради уничтожения Анивы? Обсуждаются масштабные планы сооружения моста на остров и порта. Но гигантская стройка нанесет еще больший ущерб нашей природе. Разве можно при этом продолжать сокращать охраняемые природные территории? И не надо забывать, что на Сахалине есть возобновляемые ресурсы (рыба, в какой-то степени лес), которые при эффективном и бережном использовании могут обеспечить устойчивое и долгосрочное экономическое развитие.

Александр Болотников, зампредседателя комитета Сахалинской областной думы по социальной политике:

— К сожалению, не всегда исполнительная власть готова взаимодействовать с представительной в том, что касается особо охраняемых природных территорий. В свое время был федеральный закон, регулирующий порядок создания и упразднения ООПТ. Согласно ему такие изменения происходили только после принятия субъектом Федерации соответствующего закона. Сейчас же, чтобы появилась или исчезла заповедная территория, нужно только постановление или указ губернатора. Это ненормально. Сахалинские депутаты намерены выйти с инициативой изменения таких правовых норм. Необходимо, чтобы все действия в отношении ООПТ происходили исключительно с ведома региональных парламентариев. К сожалению, исполнительная власть может не учитывать возможные экологические проблемы, если представляется возможность экономических преобразований. Так происходит на Сахалине с ТОР «Горный воздух». Там строительные работы проводят, не учитывая, что в этом районе произрастают краснокнижные растения. Подобных примеров — множество. Предпринимателям не хватает территорий для развития производства? Но бизнес всегда будет жаловаться, что его кто-то обижает. ООПТ необходимы. Другой вопрос — сколько и где их нужно создавать? Это должно обсуждаться — но не между рыбаком и чиновником. Участвовать следует всем заинтересованным: общественности, депутатам, бизнесу, исполнительной власти.

Общество Природа Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Сахалинская область

Источник: rg.ru

0

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.